Аслан: Здравствуйте, Майкл! 7.07.17 на саммите G-20 прошла встреча глав двух стран – Путина и Трампа. Что вы думаете о фразе Трампа: «Для меня большая честь встретиться с Путиным»? Как вы можете это прокомментировать?

Майкл Бом: Здравствуйте, Аслан! Стоит отметить, что эта дежурная фраза —  элементарная вежливость. Хотя, на мой взгляд, это действительно огромная честь для Трампа. Я думаю, что не только мы, но и Трамп тоже с большим ожиданием ждал этой встречи. Он очень симпатизирует Путину, полагаю, эти слова искренние.(смеется) Тем более…Я хотел добавить, что у него не очень много друзей, особенно в политике. Он действительно с уважением относится к Путину и чувствует, что это взаимно. После многочисленных атак со всех сторон, наконец-то состоялась теплая встреча.

Аслан: Смотрите Майкл, исходя из этой большой взаимности, желания Трампа общаться с Путиным, какова перспектива отмены Белым Домом антироссийских санкций? Возможно ли это вообще в ближайшее время?

Майкл: Ну это личные симпатии Трампа, мало кто разделяет их в Вашингтоне, вот в чем проблема. Как вы знаете, у  нас нет вертикали власти. По пальцам одной руки можно пересчитать конгрессменов, которые разделяют  с Трампом его позицию. Поэтому к нему много претензий, особенно во внешней политике, но, все равно, он должен, так или иначе, учитывать мнение большинства конгрессменов в Вашингтоне.

Аслан: Понятно. Тогда, представим ситуацию, если все-таки антироссийские санкции отменят, какие изменения грядут в экономике Российской Федерации?

Майкл: Сам В. В. Путин ответил на этот вопрос, что не стоит преувеличивать значимость санкций, я имею в виду, экономическую значимость, он сказал 2 года назад, что это примерно 25% экономического спада, обусловлен спадом в движении цен на нефть. Даже если завтра снимут санкции — это не самое главное в российской экономике, ведь у нее гораздо более серьезные проблемы. Гиперзависимость от цен на нефть- это главная проблема в российской экономике. Нет, конечно, чуть-чуть это поможет, но я считаю, что даже В. В.  Путин разделяет эту позицию, снятие санкций погоды не сделают.

Аслан: Да, согласен с Вами. Парламентская ассамблея ОБСЕ потребовала от России отдать Крым Украине, как Вы думаете, какова будет реакция со стороны Трампа? Ведь по факту не раз признавал Крым российским? По его словам Крым — это российская территория, и в своей предвыборной программе он тоже много раз об этом говорил.  По вашему мнению, как он на это отреагирует.  И отреагирует ли он вообще?

Майкл:  Я не считаю, что он часто думает об Украине. Когда его спрашивали, он ответил: «Народ хотел, почему бы нет?». А сейчас я сомневаюсь, что он вспоминает об этом вопросе. И это заявление ПАСЕ не столь важно для него, он не очень вникает в дела международного права. Есть процедуры и есть международное право, а у Украины есть территориальные претензии. Но как бы то ни было, даже если он думал об этом, все равно мы возвращаемся к одному и тому же. Даже если по какой-то причине он горел желанием признать Крым российским, он не может единолично это решить, так как это не будет официальным заявлением Вашингтона.

Аслан: Тогда последний вопрос. Полиция в Гамбурге применила водометы против противников саммита G-20. Вы же знаете, что там по сей день идут беспорядки. Когда что-то подобное происходит в России,Навальный или другие оппозиционеры выходят на улицы, ведь против них таких жестких мер не применяют. Европа и весь Западный мир начинают говорить о том, что якобы Россия ущемляет право на свободу слова, хотя это вообще в принципе не так. Не кажется ли Вам, что это двойные стандарты, во-первых. А, во-вторых, это покушение на европейскую свободу слова?

Майкл: Нет, свобода слова не распространяется на беспорядок. Даже для Европы это подмена понятий. Есть свобода слова, но нет свободы на разжигание и перекрытие улиц. Есть свобода слова только на мирный протест. Это основной принцип любой демократии. Я не знаю ни одного места, где разрешают беспорядки. В каждой стране свои методы борьбы против общественного беспорядка. Можно придираться к этим методам, но они легальны. Надо очень подробно в этом  разобраться. Были такие случаи, когда человек просто прошел мимо, есть фотографии, когда 4 омоновца взяли девушку, которая просто случайно там оказалась.

Аслан: Майкл, нужно еще выяснить, действительно ли она просто случайно там оказалась (Майкл снова перебивает.)

Майкл: Нет, если человек что-то кидает (в сотрудников полиции) – это одно дело. Но когда просто запихивают людей в автозак — уже нарушение. Понимаете, в этом вопросе есть очень много нюансов, сложно говорить об этом. Знаете, есть очень много фактов, к чему Западные СМИ придираются. Надо анализировать, если задерживают прохожих, которые вышли из McDonald’s  это по крайне мере странно. Другой вопрос —  к чему придираются(?), сейчас очень сложно получить разрешение на санкционированный митинг. На Западе всячески пытаются устраивать различные митинги и часто получают отказ, потому что разрешить митинг у “Черта на рогах” невозможно. По форме  правильно, по существу издевательство. В таком случае я думаю, что Западные СМИ  цепляются, если есть правонарушения, то это действительно двойной стандарт. Демократические страны пресекают именно эти нарушения — общественного порядка, надо конкретно рассматривать каждый случай. В случае Гамбурга видно, что это нарушение массового порядка и, очевидно, его надо пресекают на корню. Как они пресекают — это дело вкуса, кому-то это нравится, кому-то кажется, что это слишком жестко. Это дело в  нюансах–  надо ли применять водомет или нет? Зависит от ситуации.  Но, если мы говорим о базовых принципах, неважно: Гамбург, Нью-Йорк, Париж, когда у протестующих есть право на мирный протест, и когда они уже переходят границу- это уже совсем другая ситуация. Полицейские имеют  право применять силу, а какую силу, уже детали. Открывать огонь они, конечно же, не имеют право, но разгонять толпу водой, я думаю, имеют право. Если только толпа не начинает кидаться Коктейлями Молотова.

Аслан: Спасибо большое Вам, за интервью.

Майкл: Всего доброго.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here