Аслан Владимирович: Михаил Геннадьевич, добрый день! Недавно официальный представитель МИД РФ Мария Захарова заявила, что ситуация на Корейском полуострове близка к силовому конфликту. Как Вы думаете, может ли все-таки вылиться противостояние между США и КНДР в этот самый конфликт?

Михаил Геннадьевич: Я надеюсь, что этого не произойдет. Это маловероятно, потому что Северная Корея демонстрирует готовность защищаться против американской агрессии. США не связываются с тем противником, который способен защитить себя и способен нанести хоть какой-то ущерб. Поскольку северокорейских генералов нельзя купить как иракских, и в Северной Корее нельзя организовать цветную революцию, нельзя организовать и международную интервенцию, как это было в Сирии, думаю, что военного конфликта не будут. Я напомню, что уже был эпизод, прецедент в мировой истории, когда США стянули к границам Северной Кореи три своих авианосца.

АВ: Да, это было совсем недавно.

МГ: Грубо говоря, были сосредоточены два флота, и один авианосец шел якобы на замену. Поскольку северокорейцы не дрогнули, то США по сути дела капитулировали.

АВ: То есть это была проверка?

МГ: Это не была проверка, это было желание раздавить противника, но когда стало ясно, что противник будет защищаться, не будет избиения безоружного, американцы перепугались и разбежались, как крысы. При этом нужно учитывать, что в Южной Корее произошла очень драматическая смена президента, и если прежняя президент шла на поводу у США и бездумно обостряла противостояние с Северной Кореей, то нынешний президент не хочет развязывание самоубийственной для Южной Кореи войны. Я напомню, Сеул находится в пределах досягаемости северокорейской артиллерии.

АВ:  Там вроде бы 25 километров.

МГ: Верно, и это существенней фактор, который в общем-то снижает напряженность. США постоянно будут провоцировать КНДР, но при этом они будут бояться нанесения ей ударов. Потому что этот удар подорвет экономику Японии, он подорвет экономику Южной Кореи, и, соответственно, он качественно усилит экономические позиции Китая, что совершенно неприемлемо для США.

Аслан: Спасибо, переходим тогда ко второму вопросу. Михаил Геннадьевич, для чего нужна эта совершенно бессмысленная авантюра? Это попытка Трампа самоутвердиться во внешней политике или же американская элита не отказывается от своей давней мечты? От своих принципиально важных направлений во внешней политике? Все-таки они собираются разобраться с КНДР, затем с Ираном, а после получаемся мы —  Россия. Это так?

МГ:  Я бы не стал говорить о какой-либо последовательности. США хотя уничтожить всех, кто не хочет им подчиняться, кто смеет проводить самостоятельную политику. В этом отношении, кто первый продемонстрирует слабость, тот первый будет уничтожен. Если никто не продемонстрирует слабость, то никто не будет уничтожен. С этой позиции получается, что мир должен принадлежать Америке или лежать в развалинах. Действительно, в этой истории Дональду Трампу нужно было показать, что он способен вести агрессивную внешнюю политику, соответствующие американскому бизнесу и американскому истеблишменту. Ему нужно было показать, что он не человек, который стремится к миру, а что он человек, который стремится к уничтожению мира. Иначе холодная гражданская война, развязанная против него в Соединенных Штатах, могла бы стать горячей. Надо сказать, он это продемонстрировал, продемонстрировал аккуратно, не допустив срыва ситуации в военный конфликт, который бы неминуемо привел к нанесению Америке неприемлемого для нее ущерба. Это не только его инициатива, это общая позиция США. На фоне той же самой Хиллари Клинтон Трамп является прям таким голубем мира.

АВ: Согласен с Вами, Михаил Геннадьевич.

МГ:  Я уж не говорю про Обаму.

АВ: (смеется) Это точно, это точно. Давайте так, представим с Вами, что Трамп все-таки решит применить силу. Какова будет реакция со стороны России и Китая? Ведь это не просто будет реакция, у нас общая граница, это напрямую будет угроза нам. Это напрямую наша угроза, мы в этом заинтересованы.

МГ:  Вы знаете, Россия не способна реагировать на угрозы, я просто напомню, что у нас общая граница не только с Северной Кореей, у нас общая граница еще и с Украиной. РФ совершено спокойно проглотила формирование на Украине откровенно нацистского русофобского государства. Так что реакция России не выйдет за пределы обычного лопотания МИДа. А на разговоры о том, что Сталин в два раза хуже Гитлера, мы реагируем решительным недовольством, которое не имеет никакого практического смысла. Так что на реакцию России, думаю, никто обращать внимания не будут. А реакция Китая будет достаточно серьезной, при том, что Китай крайне язвительно относится к нынешнему северокорейскому режиму. Они не хотят обострения отношений с США из-за них. И, в общем-то, раздражение Китая по поводу Северной Кореи напоминает раздражение России по поводу Абхазии.

АВ: Совершенно верно.

МГ:  Китай в случае агрессии США окажет Северной Корее всю необходимую поддержку, как было в прошлый раз во время предыдущей американской агрессии. Не факт, что придет миллион китайский добровольцев. Да и вряд ли Северная Корея в этом нуждается, сейчас характер войн изменился, но я полагаю, что вся современная китайская техника и вся система управления боевыми действиями будут опробованы в ходе этого конфликта.

АВ: Понятно. А что Вы думаете по поводу того, что Европа особо не обращает внимания на этот конфликт? Вроде Меркель что-то заявила, реакцию Макрона вообще никто не слышал, как я понял.

МГ: Европейские страны, как и европейские политики, почти не занимаются вопросами безопасности. Что же касается вопросов их военной политики, то она сосредоточена в НАТО, а там никто европейские страны не спрашивает. Потому что НАТО — это США и их сателлиты. И точно так же как Гитлер не интересовался мнением Румынии, точно так же США не интересуются мнением Великобритании, Германии или Франции. При нынешних руководителях последний всплеск европейской самостоятельности был в 2003 году во время агрессии США против Ирака. Тогда, в общем-то, европейские руководители настолько испугались, что им придётся самим принимать решения, что они, несмотря на категорическое непринятие американской позиции, сделали то, что от них требовали Соединенные Штаты. Поэтому они не интересуются всерьез вопросами Северной Кореи, потому что это не их вопросы. Им скажут, что они должны будут делать,  и они будут это делать.

АВ: Благодарим за интервью, Михаил Геннадьевич. До свидания.

МГ: Всего доброго.

 

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here