Геноцид в Мьянме у всякого цивилизованного человека может вызвать только одну реакцию. Несмотря на всю противоречивость поступаемой оттуда информации, очевидно, что расправы над мусульманами-рохинджа имели место, и это ни что иное как зверство. Таковым оно не перестает быть, в какой бы точке планеты это не произошло.

Убежден, что на оценку этих военных преступлений ни в коем случае не должны влиять ни заявления главы Чечни, ни массовые стихийные митинги российских мусульман, ни реакция президента. К сожалению, читая соцсети, можно прийти к выводу, что некоторые представители «либеральной» общественности мыслят именно по схеме «если Кадыров с Путиным против, то я за!».

Парадоксально, но факт. События в небольшом далеком государстве в Юго-Восточной Азии взбудоражили российскую внутриполитическую жизнь похлеще, чем, например, предстоящие выборы в регионах. И, надо признать, что перед обществом, политическим классом и, надеюсь, российским руководством, сформулированы действительно серьезные вопросы.

Заявления Рамзана Кадырова в очередной раз ставят под большие сомнения жизнеспособность политики федеральной власти в отношении Северного Кавказа и Чечни, в частности. Которая, как известно, сводится к формуле «бюджеты и частичный суверенитет в обмен на лояльность». Даже если допустить, что когда-то такая формула была единственно возможным выходом.

Публичные обещания при необходимости пойти вразрез официальной позиции Кремля – это не просто новая заявка на субъектность. Это заявка на особый статус и ключевую роль в сегодняшней властной конфигурации. Согласитесь, очень странная «лояльность», если, конечно, избежать предположения, что Кадыров действовал в согласовании с Москвой.

Последние события показали, насколько активно политизируется российский ислам. Причем теперь его лидеры вполне могут дать фору РПЦ, учитывая, что в истории с Мьянмой заявлялось едва ли не о готовности проводить уже и самостоятельную внешнюю политику. Это очень опасно – о какой бы религии не шла речь.

Причины на поверхности: фактический отказ российских властей от светских институтов в регионах Северного Кавказа, происходящий все последние годы.

Не первый год складывается ощущение, что, заключив в начале 2000-х контракт с северокавказскими элитами, российское руководство успокоилось. Даже тогда, когда это система давала сбои, там предпочитали исходить из концепции «ничего не менять от греха подальше», всеми силами соблюдая статус-кво.

Результаты мы наблюдаем.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here