Украинские военные моряки выступили с хвастливыми угрозами в адрес России. В частности, они рассказали о том, с помощью какого тактического инструмента собираются противостоять российскому Черноморскому флоту. Что означают эти бравурные заявления и чем в действительности украинские ВМС могли бы теоретически угрожать России?

Украинская военная мысль в очередной раз изобрела велосипед. Именно так можно охарактеризовать заявление киевских военных о том, что «на Черном море рождается новая тактика украинского флота» (согласно сообщению телеканала ТСН). Речь идет о так называемой «Волчьей стае» или «Москитном флоте». Именно их теперь надо бояться «врагам Украины», утверждает украинская пресса.

«Волчья стая» означает, что мы можем вшестером броситься на больший корабль противника», – заявил телеканалу командир украинского бронекатера Александр Регула. «Одновременно он (корабль противника) не в состоянии вести много целей и, скажем так, вести по ним огонь», – объясняет тактический прием командир другого бронекатера Роман Мокряк.

На только что проведенных маневрах катера атаковали условного «агрессора». Отмечается, что ВМС только что получили несколько новых катеров, скоро прибудет еще три или четыре, обещает замгендиректора киевской верфи ЗАО «Кузница на Рыбальском» Александр Вишневецкий. Военные признаются, что мечтают с их помощью вернуть стратегические газовые платформы, которые отошли России вместе с Крымом.

«На самом деле, морские бои уже ведутся. Россияне дважды открывали огонь просто в украинской акватории недалеко от Одессы. Стреляли по водолазному судну и военному самолету», – пишет УНИАН. Украинское агентство, однако, не уточняет, что это были предупредительные выстрелы в воздух, которые и заставили отойти украинские корабли от российских морских объектов.

Остается добавить, что бронекатера, о которых идет речь, – это даже не ракетные катера, несущие противокорабельные ракеты и из-за этого действительно могущие представлять потенциальную угрозу российскому Черноморскому флоту. Все гораздо смешнее

– подобных ракетных катеров номинально в украинских ВМС сейчас два, и в реальности вряд ли они боеспособны. Те же украинские моряки, что озвучивали угрозы в адрес России, осваивают совсем другие корабли – недавно с большой помпой поступившие в ВМС Украины катера проекта «Гюрза-М» водоизмещением в 51 тонну и вооруженные 76-мм пушкой и крупнокалиберным пулеметом. Российские эксперты в свое время характеризовали данные корабли как «убожество». Что вскоре и подтвердилось – в конструкции бронекатеров обнаружили многочисленные просчеты.

Для сравнения достаточно сказать, что поступающие сейчас на Черноморский флот РФ корветы (тоже корабли малого класса) имеют водоизмещение в 2,2 тысячи тонн.

Что такое «Москитный флот»

Не менее любопытно, что о вопросах военно-морской тактики и стратегии украинских ВМС рассуждает командир бронекатера. То есть совсем молодой офицер, недавний выпускник военного вуза. Кстати, телеканал с гордостью утверждает, что Регула был одним из нескольких курсантов, которые в 2014 году в Севастополе отказались перейти под российские знамена. Все это очень патриотично для Украины, но не снимает вопроса о компетентности ее моряков.

Понятия «Волчья стая» и «Москитный флот» на флоте действительно существуют. «Волчья стая» – тактика преследования кораблей противника подводными лодками с целью дождаться численного превосходства, и применялась она Германией и Штатами во Второй мировой войне. При чем тут ракетные (и артиллерийские) катера – непонятно, а субмарин у Украины нет. Как говорится, попали пальцем в небо.

Вот «Москитный флот» – пожалуй, уже более адекватный термин в данной ситуации. Он предполагает совокупность быстроходных и маневренных малых боевых кораблей, например торпедных, сторожевых, ракетных и других катеров. Тем более что украинские катера проекта «Гюрза-М» действительно находятся в комариной категории.

Крейсеры не ходят в гордом одиночестве

«Москитный флот» применялся на Балтике, и даже термин такой использовали. Может, в прибрежном варианте эта тактика и могла бы применяться. Но она неприменима против российского флота. Малый корабль – это малый корабль. Для его операций нужна идеально тихая погода, которой практически никогда не бывает», – пояснил газете ВЗГЛЯД советник начальника Генштаба, адмирал Игорь Касатонов, который возглавлял Черноморский флот России в 1991–1992 годах.

Что касается крупных кораблей, то они всегда идут в сопровождении, всегда вокруг них ведется разведка, в том числе есть «системы освещения обстановки», напомнил Касатонов и добавил:

«Мне кажется, что все эти заявления – ерунда, попытка политизировать свои достижения. Я не думаю, что эта тактика может быть эффективной. Это просто попытки напугать».

Украина не может похвастаться не только авторством идеи «москитного флота». Понятие появилось еще во время Первой мировой. Тогда считалось, что быстрые, маневренные и малозаметные катера способны в прибрежных районах противостоять броненосному флоту противника, лишая его господства. Вот только дальнейшая практика такие представления опровергла. В СССР теория «малого флота» (предпочтение большому количеству малых кораблей в ущерб строительству крупных) была официальной военно-морской доктриной с 1920-х годов. Однако уже в 1936 году от нее отказались в пользу программы «Большого морского и океанского флота».

Как ни странно, новую жизнь в «москитную» тактику вдохнуло окончание холодной войны. В начале 2000-х годов, когда сокращался военный бюджет, ВМС США столкнулись с тем, что им просто не хватало средств на приобретение и обслуживание крупных кораблей. Возникла идея заменить часть из них большим числом малых кораблей. Была запущена программа создания литоральных (прибрежных) боевых кораблей.

Даже Пентагон пока не определился

По задумке Пентагона, небольшие корабли должны атаковать более крупные группой с разных направлений при поддержке беспилотников, вертолетов, средств электронного подавления, а также крылатых ракет и других средств берегового базирования.

Однако многие американские военные в конечном итоге разочаровались в программе. Причина была не только в том, что строительство литоральных кораблей оказалось значительно дороже, чем планировалось, но и в их недостаточной эффективности.

В 2014 году была предложена альтернативная программа строительства так называемых малых надводных комбатантов – фрегатов с несколько иными характеристиками. В итоге обе программы не свернуты, но находятся в подвешенном состоянии, так как в Пентагоне пока до конца не определились, следует ли довести их до конца, сократить или заменить новым планом. Но в любом случае даже эти небольшие американские корабли прибрежной зоны имеют водоизмещение даже больше, чем российские корветы – 2,8 тысячи тонн.

В то же время именно американцы посоветовали Киеву сконцентрироваться на строительстве малых кораблей, например, тех самых артиллерийских катеров «Гюрза». По их мнению, концепция группового удара малых кораблей как нельзя лучше подходит для стран, не обладающих большим военным бюджетом.

Возможно, такая идея действительно может стать удачной для выживания украинского флота. Вот только угрозы о том, что своими шестью катерами ВМС Украины заставят Россию дрожать, как минимум нелепы.

«В реальности у украинцев нет других кораблей, кроме тех самых нескольких катеров. Технически и кадрово им нечем осуществлять свои бредовые угрозы.

Единственное, что они могут сделать, – это диверсии с лодок, гражданских судов. Но для этого мы отрабатываем различные варианты антидиверсионной защиты.

Такие варианты на Черноморском флоте и на других флотах находятся в программе боевой подготовки. Это норма», – заявил газете ВЗГЛЯД председатель Общероссийского движения поддержки флота, кандидат политических наук Михаил Ненашев.

<span class=»td_btn td_btn_sm td_outlined_btn» style=»color: #000000;»>Источник:</span>vz.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here