Россия подошла к памятной и знаковой дате. Исполняется 100 лет со дня октябрьского переворота, в результате которого большевики отняли власть у Временного Правительства, и начали советскую эпоху в истории нашей страны.

Что же произошло тогда, и какие последствия переживаем сегодня. С какими мыслями и чувствами мы встречаем эту дату? Какие выводы должны быть сделаны нашими современниками, и как мы должны использовать этот исторический опыт? Закончена ли  гражданская война в умах и сердцах россиян, и насколько серьезна поляризация общества по принципу отношения к ключевым событиям и персоналиям нашей истории?

Именно такие вопросы мы поставили перед собой, и перед нашими экспертами. Попробуем на них ответить.


Аслан Рубаев

Главный редактор Polit-Sc.ru. Историк-политолог,  консультант в области мировых политических исследований.

Я испытываю противоречивые чувства. Российское государство было последним в Европе, в котором рухнул традиционный абсолютизм, наверное, падение прежнего несовершенного, угнетающего собственных граждан строя, было неизбежно. Конечно, власть нужно было менять, но каких жертв нам стоили эти перемены. Да и к тому же, после бурных либеральных реформ Александра II, Россия сорвалась с традиционных норм прежнего уровня консервативных ценностей, которые тормозили политические, экономические и социальные темпы развития в стране. Считаю, что недопустимо однобоко оценивать события столетней давности.

Спустя почти сто лет, историческая спираль просверлила наших близких украинских друзей, что послужило для нас очень тревожным маячком. Политическая элита Януковича была дистанцирована от народа, что привело к параличу в отношениях между государством и обычными людьми. К большому сожалению, в современной России сложилась такая же ситуация. Власть обязана сокращать дистанцию между государством и народом, а мы – граждане, должным быть более консолидированным обществом, которое сможет отстоять интересы государства и своего дома.

Наконец, когда сложится полноценный диалог между чиновничьим классом и пролетариатом, мы будем уверенны в том, что таких трагических страниц в истории России станет намного меньше.


 
Павел Шульженок
Заместитель главного редактора Polit-Sc.ru
Публицист. Священнослужитель. Идеолог Русского Имперского Движения.

К столетней годовщине русской национальной катастрофы я подхожу с соответствующими мыслями и чувствами. Вывод, который необходимо сделать русскому народу, из произошедшего давно очевиден. В 1917 году историческая Россия фактически прекратила своё существование, будучи ввергнута в хаос безбожного и гнусного эксперимента. И возрождение исторической России, Российской Империи в её силе и славе, это актуальная и самая насущная задача, которая стоит сегодня перед нами.

Сделать же это невозможно без национального покаяния, без отречения от коммунистического прошлого, без возвращения к образу великой православной Империи. Россия может быть только православноЙ, и только имперской. Именно в такой стране, под властью русского Государя обретут достойную и безопасную жизнь все народы и племена, объединенные общей идеей верности Императору и служения Богу.

Увы, но российская действительность такова, что мы живем в условиях непрекращающегося гражданского и политического конфликта. До сих пор мы не преодолели красную рефлексию, и даже наблюдаем попытки возрождения некоего советского проекта. Все это, безусловно, только препятствует подлинному возрождению нашей нации и исторической России, затягивая вековое противостояние. Часто звучат призывы к некоему примирению, но это примирение может быть достигнуто лишь в том случае, если одна из сторон откажется от своих основополагающих принципов, от своей парадигмы как таковой. Попытка же слепить из русской имперской идеи и советской химеры нечто единое целое, являет собой шизофренический по сути эксперимент, не ведущий ни к чему, кроме утраты смыслов и деградации. Давно пора покончить с экспериментами над нашей страной, и нашим народом. Подлинная историческая Россия это Русская Империя.


 
Богдан Безпалько
Член Совета по межнациональным отношениям при президенте России. Глава ФНКА «Украинцы России».

 

Я считаю, что и февраль, и октябрь 1917 г. были для России губительными, катастрофическими. Но все же хочу заметить, что октябрь — это лишь следствие февральской буржуазной революции. Не большевики, а буржуазия и часть аристократии уничтожили, по сути, ту самую Россию, «которую мы потеряли».
Я опасаюсь того, чтобы наше общество вновь не оказалось разделенным настолько, что в нем возможной станет гражданская война. И того — чтобы интересы отдельных классов или даже персон не привели к разрушению и капитуляции государства.

Выводы, на мой взгляд следует сделать такие: какими бы ни были проблемы у нас в стране, решать их нужно эволюционным путем. Слишком много заинтересованных в том, чтобы мы все — и красные, и белые, и вообще все русские — канули бесследно в лету вместе со страной, на месте которой будет 10-50 банановых республик, непрерывно воюющих между собой.
Революция принесла страшные плоды — миллионы убитых, погибших, умерших и не родившихся, миллионы беспризорных, разрушенная экономика, проигранная накануне военной победы война, уничтоженная наука и т.д. Нельзя допустить повторение этого опыта.

Конечно, гражданская война не закончена. Хотя события столетней давности и потеряли свою актуальность, тем не менее ряд знаковых персоналий или событий до сих пор вызывает споры в обществе. Мне не совсем понятно, почему стремление верующих, скажем, к переименованию станции «Войковская» вызвало такой резонанс и противодействие. Петр Войков — фигура второстепенная и далеко не уровня, скажем, Ленина, чье тело до сих пор находится в мавзолее в центре столицы. Почему же тогда это вызвало такое противодействие? Ведь переименовали же Ленинград или Свердловск, массу других станций метро в Москве.
Сейчас, на мой взгляд, в гражданах России будут стараться посеять любую рознь, на любых основаниях — лишь бы разрушить единство нашей страны и разрушить ее. Причем это основания могут быть любыми, не связанными с противостоянием «белых» и «красных». Сейчас это скорее противостояние по принципу любви или ненависти к России, а ненавидеть нашу страну могут и «белые» и «красные».


 
Игорь Стрелков

Герой войны на Донбассе. Руководитель общественного движения «Новороссия». Публицист.

 

Гражданская война не закончена, но забыта. Прочно забыта. На уровне инстинкта забыта. Общество не помнит о смуте, но оно верит в мифологемы о ней, совершенно не соответствующие той действительности, каковая была. 99% населения помнит о Гражданской Войне ровно столько же, сколько о завоевании Цезарем Галлии, или немногим больше. И все уроки Гражданской лежат под спудом и не просто не выучены, но и не воспринимаются как нечто, необходимое к ознакомлению. Так, ветхая история…
А крохотная часть людей, которые действительно понимают ,что тогда происходило — находятся вне поля принятия государственных решений. И ,соответственно, не способны никак повлиять, чтобы то-то подобное не повторилось вновь.

Иммунитета к внутренней смуте у нас нет. Если он и был — то весь пошел на пользу Сталину. Когда репрессии воспринимались обществом, помнившим ужасы Гражданской Войны, как нечто «вполне терпимое». Следующее поколение, не помнившее ни того ,ни другого, уже было «пуганым, но не очень». А нынешнее  вообще выросло в обстановке «коммунального рая». (Я имею в виду, конечно, городское население мегаполисов). Современная городская молодежь вообще не знает реальной жизни, в значительной степени. Она к ней не готова.

И никаких возможностей что-то изменить у нас нет — власть полностью принадлежит банде интернациональных мародеров, торопливо грабящих остатки национального богатства.


 
Михаил Делягин

Экономист, публицист. Доктор экономических наук. Действительный государственный советник Российской Федерации 2 класса.

Открытая ложь о революции и клевета на народ России по-прежнему торжествуют в медиапространстве и являются важной частью всей государственной политики.

Нас пытаются лишить нашей истории, превратить в ненавидящих самое себя выродков, вечно чувствующих себя виноватыми и кающихся перед своими грабителями и убийцами, — и российское общество не демонстрирует даже минимального инстинкта самосохранения.

Идеалы справедливости и развития, вдохновлявшие бороться за свои права не только рабочих и крестьян, но даже и офицеров (большинство офицеров даже генерального штаба встали на сторону красных), национально-освободительный характер гражданской войны (так как белые, за небольшим исключением, выступали в роли простых наймитов западных интервентов), чудовищное превышение масштабов белого террора над масштабами террора красного, созидательная функция Советской власти с первых дней ее существования стираются из исторической памяти нашего народа с рвением, достойным гитлеровцев.

Хорошо, что мы от романтики революции и гражданской войны осознали их ужас, — но неприемлемо, что государство категорически отказывается осознавать их уроки.

И царская Россия, и Советский Союз погибли из-за сословного характера общества, несовместимого с современностью. Сегодня и правые либералы, и правые консерваторы с разных сторон пытаются вернуть в наше общество патологическую, самоубийственную сословность, — и это грозит нам новыми потрясениями.

Общественная цена политических катаклизмов так велика, что ответственные силы общества должны делать все для решения проблем мирным путем. Но они должны трезво оценивать объективные и субъективные возможности власти и при ее недееспособности действовать в условиях Смуты решительно и безоглядно.

В глубоких кризисах практика неизбежно идет впереди теории, даже самой передовой. Как говорил Сталин, «есть логика намерений и логика обстоятельств – и логика обстоятельств сильнее логики намерений». Это касается и современного глобального кризиса, который обернется глубоким политическим кризисом во всех странах, — и в первую очередь таких слабых и раздираемых противоречиями, как Россия.


 
Алексей Живов

Политолог. Председатель Русского гражданского общества.

 

К этой дате я подхожу с чувством глубокой скорби, поскольку мошенники и убийцы, совершившее преступление против русского народа и российской государственности после 1917 г. до сих пор не преданы порицанию и не осуждённых судом истории.

Речь, прежде всего, большевиках. Одновременно с этим настоящие русские герои, которые правдой служили Российской империи и русскому народу, сражались с чумой большевизма на фронтах гражданской войны, до сих пор находятся в принудительном забвении. Многие из них даже не оправданы современным российским судом.

Принципы, заложенные в советской репрессивную машину в ленинский годы, сохраняется до сих пор. По всей России стоят тысячи и десятки тысяч памятников убийцам и террористам — мучителям русского народа. Очень сложно рассчитывать на развитие здорового общества если самая страшная трагедия начала 20-го века для всего мира – русская революции, так до сих пор не оценена должным образом. Большинство современных российских проблем, в том числе социального и философского характера, коренятся в событиях столетней давности.

И да, я безусловно согласен с тем что гражданская война в умах и сердцах продолжается. К сожалению, Россия никак не прекратит социальные эксперименты над собственным домом и народом. Что раз за разом приводит к пробуждению лютого зверя русского анархизма. Который, к сожалению на сколько лют, на столько же и ведом.

Самое страшное что произошло по результатам гражданской войны в России это нравственный перелом русского общества. Это его сломанный моральный хребет. Это то малодушие который теперь царствует повсеместно. Русского человека нравственно опустошили, вложив вместо живого знания, веры и любви к труду и долгу — набор самых отвратительных левацких штампов, большинство из которых на поверку оказываются совершенными фейками.

Современные власти сознательно дистанцируется от темы революции, предпочитая нейтральность в этом вопросе. Полагаю, это отношение происходит из того, что многие современные руководители Российской Федерации сами являются духовными или кровными родственниками большевиков-террористов, и безусловно, разделяют подходы к политике, праву, человеческим правам, которые исповедовали марксисты-ленинисты.

Хорошо иллюстрирует ситуацию поведение религиозно-политических красных сектантов из «Сути времени», которые словно полоумные бегают с криками: «фашисты, нацисты», — при прославлении русских героев Белого движения.


 
Николай Рыбаков

Заместитель председателя партии «Яблоко». Общественный деятель. Эколог.

 

1917 год никуда от нас не ушел. Потому что существующая в постсоветской России система – очевидный правопреемник советско-большевистского периода. Современный уклад российской жизни во многом устроен по тем же принципам и до сих пор пропитан его духом.

Вместо построенного коммунизма в 1980-ом, «советский проект» бесславно покончил собой в 1991-ом. Но разве не по-большевистски были проведены ельцинские реформы (в результате которых, между прочим, в видных капиталистов легко перевоплотились верные комсомольцы и «красные директора»)? И разве не по-большевистски выстроила свои отношения с обществом элита, пришедшая во власть в начале 2000-ых? Она так же считает, что люди не имеют права ни на выбор, ни на мнение, ни на собственность.

Попытка избежать внятных оценок событий 1917 года (которые были ничем иным как госпереворотом, незаконным свержением власти), а также гражданской войны и большого террора, мне кажутся трусливыми и лицемерными.

Официальный аргумент о необходимости «национального применения» звучит вопиющие неубедительно. Кто сегодня думает о применении, разделяя страну на «настоящих патриотов» и «нацпредателей» потоками госпропаганды?

Да и с кем примериться? С палачами?

Не менее лицемерными мне кажутся разговоры о сохе с атомной бомбой и Великой Отечественной войне — когда они звучат в государстве, которое находит миллиарды на бессмысленную авантюру в Сирии и кормит десятки приближенных олигархов, но никак не в силах найти и перезахоронить воинов Великой Отечественной.

Октябрьской революции, как и всему 100-летнему периоду нашей истории, должна быть дана ясная, честная, открытая оценка – на общественном, правовом, наконец, государственно-политическом уровне. Пока мы не признаем, что захват власти и убийство сотен тысяч собственных граждан без суда и следствия – это терроризм, страна и дальше будет жить по формуле «лес рубят – щепки летят».


 
Саркис Цатурян

Главный редактор экспертной трибуны «Реалист». Кандидат исторических наук.

Великая Октябрьская социалистическая революция — событие планетарного масштаба. Если Французская революция сформировала устои для XIX века, то Октябрьская революция сформировала устои для XX века. Партия Ленина — Сталина построила могущественное государство и сумела подготовиться к Великой Отечественной войне, в которой победила благодаря управленческой грамотности и непоколебимой воле советского народа. С 1917 по 1985 гг. Советский Союз поддерживал национально-освободительную борьбу в странах Азии, Африки и Латинской Америки, помогал рабочим движениям, которые стремились защищать свои законные права. Так что я с надеждой встречаю столетие Великого Октября, понимая все тяготы, которые перенёс наш народ в постреволюционный период.

Я ожидаю позитивных изменений, как и любой человек. Исхожу из того, что надо отделять идеи от конкретных исторических персон, поскольку идеи могут быть совершенными, а люди никогда не бывают совершенными.

Большевизм явился продолжением идей русского мессианства, на которых строило свою политику Царская Россия. Поэтому я надеюсь, что молодому поколению удастся склеить прошлое и примириться с собственной историей.

Правящий класс России опасается позитивных оценок Октября 1917 года. Однако опасаться нечего: за годы «либеральных» реформ национальная промышленность уничтожена. Рабочий класс и крестьянство находятся под прессом деиндустриализации, депопуляции и урбанизации. Так что рецидивов 1917 года быть не может по определению. Другое общество, другие запросы.

Вывод следующий: если правящая элита с презрением относится к собственному народу, бездумно бросает его в топку истории, то она довольно скоро перестаёт быть правящей и элитой, тяготеет к компрадорству и сдаёт страну внешнему управляющему субъекту или же субъектам. Так было и с Николаем II, и с Горбачёвым. Никого не стоит идеализировать.

Мы не выбираем собственную историю ровно в той степени, в которой не выбираем своих родителей. История и родители дарованы нам Богом. Можно быть либо достойным родителей и истории, либо не достойным.

Дискуссия — это благо, а гражданская война — зло. Первое является фактом. Второе, к счастью, фактом не является. Нам предстоит научиться уважать своё прошлое, вместе с Победой 1945 года, запуском первого человека в космос, историческими травмами, позорными спецбуфетами для «избранных» и предательством в рядах высшей партийной номенклатуры в годы «перестройки». Будущее России несовместимо с тотальным отрицанием собственного прошлого. Я это квалифицирую как варварство и исторический вандализм.


Никита Исаев

Директор Института актуальной экономики, кандидат юридических наук.

Революция 1917 года – знаменательное событие, не только перевернувшее с ног на голову жизни миллионов людей, но и кардинально изменившее развитие государства, расстановку сил на международной арене. К ней не может быть однозначного отношения, как, например, к победе в Великой Отечественной Войне. Это была борьба одного народа.

Помню, как в детстве праздновали годовщину Октябрьской революции 7 ноября. Это был праздник, овеянный флером романтизма, перемен, надежды на лучшее. Сегодня же я встречаю этот день с очень противоречивыми чувствами.

Революция случилась слишком давно, чтобы по-настоящему чувствовать и воспринимать её истинную суть.

Отношение ко многим вещам меняется. Так, в 50-х годах прошлого века менялось отношение к Сталину, а в 90-х, после развала Союза, поменялось отношение к революции.

Возвращаясь к личностной оценке: я повзрослел, многое переосмыслил. Стало ясно, что за прошлый век нашему народу пришлось пережить очень многое, что страна сильно отстала от конкурентов технологически и культурно, что мы в результате революции и выхода из первой мировой войны потеряли огромные наиболее экономически развитые территории. Грустно это. Мы потеряли очень много времени и сил. Существенно ослабли. Революция истощила государство.

Главный вывод из имеющегося опыта таков, что мы должны любить и хранить нашу страну, и не поддаваться на популистские лозунги. Но при этом власть должна слышать и чувствовать людей и их настроения. Нельзя больше допускать возникновение таких ситуаций, которые могут развалить страну.

Нужно, безусловно, учесть и положительный опыт становления СССР, он был. Например, попытки создать классово равное общество. Неплохая ведь задача, только вот методы подкачали. Русский народ традиционно стремится к справедливости, и советская власть пыталась ее дать. Не вышло — «справедливость» получилась, что называется, с особенностями.

Революция еще раз подтвердила тот важный факт, что наш народ не будет вечно терпеть тиранию. Да, он способен жить под подавлением (почти 250 лет жили под игом, терпели), но рано или поздно он захочет быть свободным. И сделает это. Поэтому так важен и так необходим поиск баланса между сильным управлением и сохранением свободы. Сейчас же этот баланс нарушен, у идёт крен в сторону СССР, причем, в худших его проявлениях. И это может плохо кончиться

С тем, что идёт гражданская война, я не согласен. В противоречивой русской душе всегда идёт бесконечная борьба, это нормальное состояние. Но война — это иное. Русский человек непознаваем, очень хорошо ситуацию иллюстрирует непонятная иностранцам фраза «да нет наверное». Люди в России сотканы из противоречий, которые могут и бороться друг с другом, и мирно уживаться. Гражданской войны нет, но другое дело, что среди русских её все ещё легко можно разжечь, если этим рьяно и профессионально займутся те, кто желает развала России. И вот как раз с этим нужно бороться, отличая тех, кто искренне желает благополучия и развития стране от подстрекателей и провокаторов.


 
Анатолий Степанов

Главный редактор Русской Народной Линии. Действительный член Петровской Академии наук и искусств.

Я считаю, что роковой и судьбоносной датой является не октябрь 1917-го, а февраль 1917-го, когда был свергнут законный Государь. Октябрь стал логичным продолжением катастрофы, в которую ввергла страну либеральная элита Российской Империи.
К сожалению, для некоторой части современной элиты февраль продолжает оставаться великим событием, а вот октябрь трагическим недоразумением. Это свидетельствует только о том, что они так и не извлекли уроки из нашей истории. Снова пытаются втиснуть Россию в прокрустово ложе либеральных догм и теорий.

Гражданская война продолжается, слава Богу, пока только на страницах СМИ и соцсетях. Она может стать реальностью, если поколеблется власть, потому что нет единого понимания нашего прошлого, а значит и нет общего образа нашего будущего.

Я уже как-то предлагал модель национального примирения. Суть ее проста. Мы должны согласиться с тем, что до февраля 1917 года в России была историческая законная власть; страна развивалась, пусть и с трудностями и проблемами, но развивалась. В феврале 1917 года из-за безответственной и по сути предательской позиции части либеральной элиты и истеблишмента в России началась Смута. Вторая русская смута длилась до середины 30-х годов. Поэтому деятелями и героями Смуты мы должны считать и Гучкова, и Керенского, и Ленина, и Троцкого. С начала 30-х годов страна начала выходить из Смуты, обретая новое-старое качество российской государственности. Поэтому Сталин — это уже не деятель Смуты, но национальный лидер (со всеми проблемами, которые были). Грубо говоря, задача национального сознания примирить Царя-Мученика Николая и Сталина.
Если мы не выработаем какую-то форму национального компромисса, то Россию ждут катаклизмы, сколько бы сил не тратилось на укрепление спецслужб и национальной гвардии. Нужен порядок в головах.


 
Андрей Савельев

Лидер партии «Великая Россия». Доктор политических наук.

 

Вся историческая фактура по большевистскому перевороту хорошо известна. Все большевистские фальсификации, представляющие величайшую трагедию русского народа как волю «трудового народа» давно разоблачены. Но оказалось, что большевистская пропаганда отложила свои личинки в мозгах последующих поколений, которые тяжко болеют ненавистью к исторической России.

Если либерализм давно исторгнут из мировоззрения русского народа, то большевистские подлости там продолжают жить и отравлять уже почти исчерпанное будущее, с которое может обеспечить русским только национальное возрождение — прежде всего духовное отречение от сатанинских идей марксизма-ленинизма-сталинизма. Современные коммунисты вольно или невольно становятся сторонниками нынешнего оккупационного режима, повторяющего на новом историческом этапе мерзости большевиков.

В гражданской войне не может быть правых. Неправы как «красные» (большевики), так и «белые» (февралисты). Те и те в большинстве своем предали Империю, Царство. И продолжая игры прежних веков, сегодняшний «человек играющий» бросает в топку исторического процесса судьбу России и будущих поколений.


Станислав Воробьев

Лидер Русского Имперского Движения.

 

Безусловно октябрьский переворот принес России колоссальные проблемы. Начиная от катастрофического экономического и промышленного отставания от ведущих стран мира (напомним, что в России в 1913 го уже было шесть! автомобилестроительных заводов, а в 1 Мировую войну Россия вошла с самым большим воздушным флотом, а постройка метрополитена была запланирована на 1917 год) и кончая страшной потерей человеческого потенциала (по подсчетам известного русского ученого Д.И.Менделеева в России к 2000 году должно проживать свыше 600 млн. человек).

Тем не менее в историческом плане этот переворот нельзя противопоставлять февральской революции, разрушившей историческую Россию. Эти два явления взаимосвязаны и по сути являются двумя фазами одного процесса. Процесса гибели традиционной Российской Империи. Без Февраля Октябрь не смог бы не то чтобы победить, но даже и появиться на свет.
Российскую Империю можно было разрушить только предательством высших слоев, но никак не банальным мятежом городских босяков.
Таким образом мысли и чувства однозначны — годовщина октябрьского переворота — это не сама Катастрофа, это продолжение Катастрофы .Это годовщина события называемого в народе как «вор у вора дубинку украл».

Вывод должен быть сделан один и он однозначен. Россию столкнули с ее исторического пути, навязали ей кривую дорожку левых, по сути сатанинских, сил, по которой она идет уже более 100 лет. И все эти годы над ней ставят эксперименты то либерало-коммунисты то коммуно-либералы, бросая в печку своего паровоза миллионы русских людей, которых, по их словам, совершенно не жалко.
Наша задача, осознавая реальность, в которой мы оказались — вернуть Россию на ее традиционный исторический путь, возродить ее былое могущество и утерянную мощь, вернуть людям то, от чего они давно отвыкли — безопасность, экономическое процветание и уверенность в будущем, котоьрое может дать только Русская Империя, руководствующаяся в своей деятельностью не идеями человеконенавистнического марксизма-ленинизма или идеями воровских понятий, а моралью и этикой традиционного Православия, уважения к русскому человеку и отеческим отношением к нему со стороны возрожденного имперского государства.

Безусловно в сегодняшнем российском обществе все эти «поляризации» и прочие «спорные персонажи» — проблемы высосанные из пальца. Народу они не интересны.Вся эта борьба зюгановых с грефами, прикрываемая туманом каких то давно умерших идей находится в маргинальном поле.Идея о «незаконченности гражданской войны» выгодна лишь нынешним власть придержащим ворам, т.к. позволяет им разделять русское общество и править им.

Это не наша идея. Наш принцип один — «Мы не белые, мы не красные, мы — Русские» и нам нечего делить между собой. Всякая социальная вражда разрушает общество и выгодна лишь нашим врагам.Нам не интересна борьба февралистов и октябристов, как и всякая партийная борьба она далека от интересов простого человека, от интересов Русского народа.Нам одинаково отвратителен и февралист, с его безумными идеями толерантности и псевдо демократии, и кровавый упырь -коммунист с идеями нового рабства. Для нас Русский народ един и нам важен любой человек — от простого землепашца и до владельца заводов и пароходов. Мы за социальную солидарность и ответственность каждого члена общества за нашу общую безопасность. Русский народ — это одна семья, а раздоры в семье не допустимы.


Станислав Бышок

Писатель. Политический аналитик  CIS-EMO.

 

Парадоксально, но мне кажется, что на сегодняшний день все политические силы России, включая даже коммунистов и исключая маргиналитет, по большому счёту согласны с двумя тезисами касательно 1917 года: во-первых, стране действительно необходимы были реформы, а во-вторых, тех кровавых событий, которые последовали за революцией, можно и нужно было избежать. Предметами острой полемики становятся либо личные и политические качества последнего российского самодержца, либо те или иные аспекты политики ранних большевиков. С тем, что государство разрушать нельзя, тем более государство, находящееся в состоянии войны, которую оно вот-вот выиграет, никто в здравом уме и твёрдой памяти не спорит.

В обыденной среде общим местом является такое объяснение революции: она случается тогда, когда народ уже не может больше терпеть. Объяснение насколько простое, настолько и ошибочное. Собственно, это и не объяснение вовсе. То есть это объяснение, которое «действует», исходя из результата: если в стране Икс случилась революция, значит, народ не мог терпеть. А если не случилась, значит, ещё терпит. Из этого вытекает абсурдистский вывод, что коммунистический строй, включая ранних большевиков, был существенно мягче царского — революцию-то никто не устраивал. Или в качестве примера можно взять нацистскую Германию с фашистской Италией. Или режим Франко в Испании. Или, если уж доводить до крайности, «красных кхмеров» в Бирме. Везде, получается, было комфортнее простым людям, чем в царской России. Той России, которая, при всей своей «невыносимости», не ликвидировала даже Ленина с Троцким, то есть те элементы, которые открыто призывали к уничтожению режима. Есть над чем задуматься, не так ли?

«При этом режиме невыносимо жить» — это описание психологического состояния конкретного человека или даже группы людей, причём состояния, в которое они себя, порой даже сознательно, ввели. Я вспоминаю разговоры с людьми в «революционном» Киеве образца декабря 2013 года.«Кровавый режим», «катимся в пропасть», «диктаторские законы», «полицейское государство», «закручивание гаек», «отсутствие надежд на будущее» — и всё это говорили люди, имеющие непыльную офисную работу и общающиеся посредством «айфонов» последней модели. Тогда же, кстати, я читал «Белую гвардию» Булгакова, действие которой как раз происходило в Киеве 1917 года, и не мог не провести параллели. Люди внушили сами себе, что живут в аду, поэтому решили, а для попадания в условный рай, следовательно, необходимо уничтожить ад. А когда его уничтожили и, сидя на руинах, огляделись по сторонам, то настоящий ад и увидели. Но было поздно пить боржоми.

Главный исторический опыт революции, который, как мне кажется, должны извлечь люди, — это понимание ценности государства и государственности. Даже если это государство несовершенно, из этого не следует, что, разрушив «плохую» систему, ты получишь «хорошую». Не получишь. Ты получишь войну всех против всех, которая гораздо хуже любого «плохого» государства. Поэтому Столыпиных нужно беречь, а лениных — давить, пока они маленькие. Фигурально выражаясь.

В России, да и в целом в мире, историю знают плохо, а идеологические битвы, связанные с революцией 1917 года разворачиваются на самых краях политического поля. Баталии эти через трансляцию в СМИ кажутся более существенными, чем они есть на самом деле.

Одно из базовых определений консерватизма — это «не чинить то, что не сломано» или, более глубокое, «не знаешь, как оно работает, не лезь улучшать». По-моему, в вопросе исторической и идеологической политики в отношении 1917 года государство показывает себя как безусловного консерватора.


Polit-sc.ru 2017

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here