Зашкаливающая реакция части российского общества на скандальное выступление российского школьника в Бундестаге крайне показательна сама по себе. Она дает повод для важных выводов – о состоянии нашего общества, о его устойчивости, о национальном единстве и о наших врагах. А также о том, что многие ищут врагов совсем не там, где они действительно есть.

16-летний Николай Десятниченко, школьник из Нового Уренгоя, выступал в Бундестаге 19 ноября, в День скорби, когда в Германии чтут память «жертв войн и государственного насилия». Сам город Новый Уренгой расположен в Ямало-Ненецком округе, вотчине Газпрома, который финансировал и лицей, где учится Десятниченко, и российско-германскую программу сотрудничества между школами. Немецкие школьники подготовили доклады о советских людях, бывших в плену в Германии, а русские школьники – о немецких солдатах, оказавшихся в плену в СССР. Десятниченко прочел небольшой доклад о судьбе Георга Йоханна Рау, воевавшего под Сталинградом и умершего в советском плену – и его короткое выступление вызвало настоящий информационный пожар.

Самые массовые, «комсомольские» газеты вышли с заголовками в стиле «Российский школьник извинился в Бундестаге за невинно убиенных солдат вермахта». Школьника обвиняли в предательстве Родины.

Мало кто удосужился посмотреть его выступление или прочесть его расшифровку. Спровоцировавшая скандал фраза была такой:

«История Георга и работа над проектом тронула меня и подтолкнула на посещение захоронений солдат вермахта вблизи города Копейска. Это чрезвычайно огорчило меня, поскольку я увидел могилы невинно погибших людей, среди которых многие хотели жить мирно и не желали воевать».

То есть немецкий солдат, умерший в лагере для военнопленных, был причислен к «невинно погибшим людям» – это раз. И второе – многие из них «хотели жить мирно и не желали воевать». Именно эти слова вызвали массовое возмущение: «Наших детей учат тому, что фашисты были не агрессоры, а невинные жертвы, это пересмотр итогов войны, куда смотрит власть?»

Ведь речь идет о действительно святом, о Великой войне, о Победе, сохранившей жизнь нашей стране и русской цивилизации. Отстаивать правильное понимание собственной истории в нашей собственной стране крайне важно. Ведь если мы сами предадим, забудем, извратим память и понимание той войны, то не удержим и сегодняшнюю Российскую Федерацию, не то что великую Россию.

А желающих «дать честное прочтение» войны у нас хватает. Начиная с 90-х пошла как самостоятельная, так и инициированная с Запада волна «настоящей, правдивой истории войны» – и даже школьные учебники попадались такие, что хоть стой, хоть падай. Но уже больше 10 лет и власть упорно гнет одну и ту же линию: нельзя подвергать сомнению великую Победу, нужно передавать знания о ней следующим поколениям, потому что та война и та победа имеют системообразующий смысл для русской цивилизации. Появляются и нормальные фильмы про войну, и настоящее народное движение «Бессмертный полк»

И вот на вот таком фоне появляется «уренгойский мальчик». Что сказал Николай Десятниченко? Назвал пленных немцев «невинно погибшими людьми»? Да, это глупость – смерть в лагере военного, бывшего в составе вторгшихся в Россию войск, в любом случае невозможно назвать невинной. Может быть, школьник неудачно выразился, может быть, не понял, что сказал, может быть, писал по шаблону или же в написанный им текст вносили правку. В любом случае такие слова, тем более сказанные в такой аудитории, как минимум неудачны, а как максимум оскорбительны. И русские люди были совершенно правы, оскорбившись – какое право имеют немцы устраивать такое в своем парламенте? Ведь это делается якобы от лица России. Для чего им это нужно? Может быть, показать, что Россия не просто простила им войну, но и чуть ли не готова принести извинения за смерти их пленных?

Такая реакция понятна. Но, увы, она вскоре потонула в девятом вале возмущенных криков, направленных на самого парня, на его учителей, на его школу, на всю российскую систему образования, на Кремль. Вступившегося было за него мэра Нового Уренгоя пригвоздили к стенке за украинское происхождение и комсомольское прошлое – за Украину же досталось и учительнице истории. Людей стали убеждать в том, что это такая политика власти – предавать память павших:

«Понятно, что господину Миллеру и его дворовым менеджерам наплевать и на нашу историю, и на наших погибших солдат. Именно потому и рождаются такие «проекты», которые по сути просто антироссийские провокации. Конечно, плевать. Это же люди из «обоймы»…

А в общем-то, деточки выступили в современном государственном тренде. Какие к ним претензии, если руководитель администрации президента вместе с министром культуры торжественно открывают мемориальную доску союзнику Гитлера Маннергейму, а официальное лицо МИДа открыто заявляет, что «Сталин хуже Гитлера»?

А дальше будет только хуже. Так что всем спасибо за наше будущее в стиле ЕГЭ, идем готовиться каяться и платить потомкам воинов вермахта и СС компенсации за сталинские репрессии».

Это цитата из одного типичного текста – а таких было много. Что же произошло? Почему часть общества повелась на совершенно дикую цепочку, подающую речь школьника в Бундестаге как часть заговора власти по предательству России?

Потому что мы имеем дело с информационной войной, в которой все ложится на уже разогретую почву. Эту войну ведут против нас те, кто хочет снова стравить русских между собой, натравить красных на белых, народ на власть, русских на украинцев. В отличие от мифического вмешательства русских хакеров в американские выборы – перепостили тысячу раз сообщения о расовых проблемах в США, какой ужас! – мы сталкиваемся с реальной угрозой.

Дело не в том, что ЦРУ или СБУ ведут против России информационную войну в соцсетях и интернете, а в том, что мы сами помогаем им стравливать нас. Одни – как российские желтые СМИ – перевирают, накаляют, «докручивают» тему, выдумывая несуществующие «извинения» школьника перед немцами. Другие, клюнув на «развесистую клюкву», включают огонь ненависти и направляют его на все, что им подсказывают услужливые «гиды».

На мальчика, потом на школу, потом на учителей, потом на мэра, потом на всю систему образования, потом на министров, потом на Путина. И что получается? Те, кто всеми силами работает над сохранением памяти о Победе, оказываются ее врагами. Как, например, Мединский, который, видите ли, за одно открытие доски Маннергейму (спорное, но вовсе не «возвеличивающее фашизм» действие) записывается в предатели.

Ату, гони, бей – не только мальчика, но и всю систему образования, в которой «окопались предатели». Кто вбрасывает подобные лозунги? Да, в стране есть масса проблем с преподаванием истории. Да, у нас идет идеологическая война между патриотами и либералами-западниками, долгое время контролировавшими образование как таковое – но в ней уже произошел перелом, уже нет никакой угрозы того, что победит «пораженческая история». Угроза переписывания истории, искажения ее, глумления над ней действительно есть – ну так и нужно жестко реагировать на подобные примеры. Но когда масса людей начинает кричать «Волки! Волки!» по поводу некорректной, но не нарочной фразы школьника в Бундестаге, есть опасность размыть чувство опасности. История с Десятниченко не про плохое современное образование, не про отсутствие или формальность патриотического воспитания. Она про хитрых немцев, решивших простить себя за наш счет. Этим и стоит возмущаться.

А вот переведя тему в плоскость выяснения отношений между собой, мы сделали как раз то, что и нужно было нашим противникам в информационной войне: устроили раскол общества по одной из важнейших для нас тем. По теме, которая должна сплачивать нас – по поводу Великой Отечественной войны.

А заодно и помогли операции по подрыву доверия к Путину. Ведь после того, как пресс-секретарь президента заявил, что «очевидно, что школьник не имел в виду ничего плохого» и «обвинять его в каком-то злом умысле, тем более пропаганде нацизма, во всех смертных грехах считаю неверным», поэтому «в данном случае совершенно непонятна такая экзальтированная травля, которая стала происходить», последовал ответный ход из арсенала информационных войн:

«Если Песков оправдывает мальчика, зачем тогда «Бессмертный полк» и мемориал в Сталинграде? Отменить и снести?»

Или: «Интересно, сколько голосов потеряет Путин в результате подобного заявления?»

Ничего Путин не потеряет – народ в целом гораздо умнее истерически настроенной части обитателей соцсетей. Но это не значит, что подобные «пятиминутки ненависти» проходят бесследно. Целый ряд скандалов по самым разным реальным, но грамотно перенацеленным поводам – а в итоге в наэлектризованной атмосфере падает уровень критичности восприятия информации и растет уровень агрессии.

Мы проходили это ровно сто лет назад, как и в годы перед развалом СССР. Мы выиграли великую войну, но проиграли информационную. Потому что нас невозможно победить извне, невозможно завоевать – нас можно победить только изнутри, стравив друг с другом. Нас побеждали только нашими же собственными руками.

Будем надеяться, мы многому научились на своих ошибках.
Источник: vz.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here