Правое движение в России по-прежнему остается вне политического поля, и искать причину этому не приходится. Существующая система не просто не подразумевает национального дискурса, но и открыто противодействует его формированию и развитию.

Введенная в предвыборный аттракцион фигура Павла Николаевича Грудинина уже подверглась разносторонней и вполне исчерпывающей критике, но она как раз отражает критическое непонимание федеральными политтехнологами национального запроса. По сути, для них чаяния русской нации и ее недовольство курсом Путина видятся как некая советская рефлексия, тоска по независимой антизападной политике и (в основном) риторике, присущей СССР времен его расцвета. То есть, федеральные политтехнологи рассудили следующим образом: стоить ввести в игру персонажа спекулирующего на теме борьбы с загнивающим западом и его капиталом, как русский народ непременно признает его своим лидером, обеспечит явку и легитимизирует выборы.
Подход, разумеется, идиотичен, и обусловлен тем, что у федералов напрочь отсутствует представление о том, кто такие русские и чем они, собственно, недовольны.

По сути, выбор между Путиным или Грудининым это выбор между постсоветским и ретросоветским форматами, которые одинаково отстоят, как и все советское, от собственно русского и национального.
Современный федеральный истеблишмент, корни которого, в любом изводе, уходят не далее и не глубже советской эпохи, в принципе не способен сгенерировать никакой русской политики. Они могут создать только шизофреническое спряжение косметически-православного антуража с советской безбожной сутью. Последняя же, хоть при Путине, хоть при Грудинине, не способна сформулировать никаких иных ценностей, кроме тех, которые постулировались в обществе на протяжении всей коммунистической эпохи. Дружба народов, доступная колбаса, космонавты в космосе, золотые медали. Вот собственно и вся советская идеология, которая у русского православного человека вызывает скорее недоумение, чем сообщает ему смысл и мотивацию для жизни.

Русские люди никогда не были заинтересованы колбасой настолько, насколько их волновало совершение Литургии в Константинопольской Софии. Русский человек заботился не о том, что бы залезть в космос, он переживал о судьбах христиан во всем мире, и стремился к тому, что бы на новых землях возносились купола церквей. Русскому человеку важнее было не завоевание медалей, а торжество правды Христовой, и что бы именно он, русский, к этому торжеству мог приложить все усилия. Самое главное для нас — ощущать себя исполнителями великой христианской миссии, служителями Престола Божиего на земле.

А теперь представьте насколько далеки от подобных категорий организаторы постсоветской политики. Для них сам по себе русский народ — анахронизм и мракобесие, нечто вышедшее из прошлых веков, которые темным людям всегда представляются темными. Поэтому ничего хорошего нам эти политтехнологи предложить не могут, кроме одинаково советскихгомункулов, из которых вы и должны выбрать. Или не должны.

Павел Шульженок. Специально для POLIT-SC.RU

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here