Плуты всегда стараются хотя бы отчасти казаться честными людьми. 

(запрещенный учебник психологии).

 

31 декабря президент Республики Беларусь Александр Григорьевич Лукашенко поздравил граждан своей страны с Новым 2018 годом (https://www.youtube.com/watch?v=VzmkOjTDOqk). На фоне многочисленных отзывов и иногда жестких оценочных заявлений в отношении президентского праздничного спича, аналитики сразу отметили «спортивный уклон» в речи главы белорусского государства. Это  не вызывает удивления, так как спорт является традиционной уловкой властей, отвлекающей население от проблем доступа к «хлебу», взамен обещая «зрелища». Но в Москве обратили внимание на то, что  в новогоднем поздравлении белорусского президента нет ни слова о России или Союзном государстве. Видимо,  на фоне  ожидаемых спортивных триумфов белорусских спортсменов, российский вектор после разочарований  завершившегося 2017 года уже не является приоритетным для белорусского руководства. Хотя, едва ли…

Действительно, приходится признать, что ощутимого оздоровления российско-белорусские отношений в 2017 году  не случилось. Более того, целый ряд существующих и даже углубляющихся проблем между Москвой и Минском, способных в сумме составить основу для нового кризиса между партнерами по Союзному государству, плавно «перетекли» в наступивший 2018 год.

Наследство 2017 года

Проблемное «наследство» огромно, но есть ряд неотложных для современной Беларуси задач, от решения которых зависит будущее того, что по традиции мы называем российско-белорусской интеграцией. В частности, не стоит забывать о перенаправлении экспорта белорусских нефтепродуктов через российские портовые терминалы, решении газовой проблемы в преддверии формирования единого евразийского рынка газа и нефти (2025 г.), а также перспектив сохранения статуса открытой российско-белорусской границы. Стоит отметить, что все эти первостепенные по важности проблемы составляют политическую «формулу», лежащую в основе  Союзного государства – «энергетика в обмен на безопасность и транзит».

 

Нефтяная логистика

Необходимо напомнить, что В. Путин до конца 2017 года, несмотря на нескрываемое недовольство официального Минска и поднятой белорусским экспертным сообществом информационной «волны», так и не снял задачу подготовки   «пакетного соглашении» по поставке в РБ российской беспошлинной нефти, включающего перевод отгрузки белорусских нефтепродуктов через  российские порты.  Проблема «ушла» в  2018 года и при этом необходимо учитывать, что она не имеет своего решения, так как белорусское руководство по двум политико-экономическим причинам остается заинтересованным в поставках бензина и мазута исключительно  через прибалтийские порты:

— белорусское руководство имеет личный, по сути, коррупционный интерес к поставкам белорусских нефтепродуктов через прибалтийские терминалы;

— сохранение поставок через Вентспилс и Клайпеду финансово поддерживает экономику Литвы и Латвии, что стимулирует  благосклонность Брюсселя к режиму А. Лукашенко.

Более того, нет сомнений, что запустив в конце 2017 г. две небольшие  «пробные»  поставки белорусских нефтепродуктов через  российские терминалы, официальный Минск приложит максимум усилий для того, чтобы доказать Москве невыгодность для Беларуси «российского транзита».

Кроме того, с высокой долей вероятности, можно утверждать, что в 2018 году Минск будет максимально затягивать решение данной проблемы.  Во всяком случае, до настоящего времени (середина января 2018 г.) Транснефть не получило из Минска заявок на прокачку белорусских нефтепродуктов в Усть-Лугу.

Понятно, что реакция Москвы на затягивание решения проблемы изменения логистики белорусского экспорта нефтепродуктов носит первостепенное значение для сохранения российско-белорусских отношений, что очень беспокоит официальный Минск.

Ситуация складывается неоднозначной.  С одной стороны, в России идет предвыборная президентская кампания и белорусское руководство уверено, что в рамках столь ответственной кампании Москва не будет делать «резких движений» в отношении «единственного союзника». Иными словами, у Минска  есть возможность «затянуть» решение вопроса. Другой вопрос, справится ли с этим Владимир Семашко…

С другой  стороны, стоит напомнить, что в России идет внедрение  «налогового маневра» в российском ТЭКе. Это уже сказывается на объемах поставки российской давальческой нефти на белорусские НПЗ. По идее, в недалекой перспективе российская нефть будет поставляться в РБ по мировым ценам. Понятно, что в этом случае белорусский нефтяной офшор, существующий с перерывами на территории Беларуси больше двадцати лет и, наряду с дешевым российским природным газом, обеспечивающий экономическое выживание суверенной Беларуси, рано или поздно исчезнет.

Отсюда и столь внимательное отношение белорусских властей к созданию в 2025 году единого рынка энергоносителей в рамках Евразийского экономического союза, значение которого для экономики Беларуси невозможно переоценить.

Однако, помимо проблемы сохранения доступа к  дешевой российской нефти, для  белорусского руководства не меньшую проблему составляет сохранение поставок российского природного газа по «справедливым» ценам.

 

Российский газ

По традиции, как только в белорусском медиопространстве вспоминают добрым словом о России, которая должна благодарить небеса за то, что у неё есть такой «верный союзник», как Беларусь,  то это является верным признаком начавшихся в Москве очередных переговоров по поставке в РБ российского природного газа.

22 декабря прошлого года, выступая в нижней палате белорусского парламента, вице-премьер белорусского правительства В. Семашко не смог утаить от депутатов и присутствующих своё беспокойство в отношении хода переговоров по газу, которые уже третью неделю проходили в Москве.

С одной стороны, соглашение сторон должно, по мнению белорусского руководства, заложить привилегированный статус Беларуси в получении российского газа в рамках создающегося единого евразийского рынка энергоносителей (2025 г.).

С другой стороны, задача В. Семашко осложнена тем, что в России постепенно укореняется в целом критичное отношение к современной Беларуси, как стране, которая не может претендовать на статус союзника России. К примеру, нет сомнений, что  возможности Минска «продавить» на  переговорах в Москве нужный белорусскому руководству формат газовых отношений с «Газпромом» резко сократились после голосования белорусской парламентской делегации за антироссийскую Минскую декларацию 9 июля прошлого года.

Между тем, А. Лукашенко и повторяющий за ним В. Семашко не первый год настойчиво требуют равных условий для всех субъектов хозяйствования в рамках СГ. В основе претензий белорусской стороны лежит требование «равноправного» доступа белорусских потребителей к российскому газу – на уровне тарифов Смоленской области.

В 2017 г. Смоленская область получала газ по оптовой цене в 83,5 доллара США за тысячу кубометров. Стоит отметить, что для дотационного региона поставляемый газ все-таки дороговат. При этом, газ для населения области поставлялся по цене в 68 долларов для отопления жилых помещений, 95 долларов для нежилых, около 100 долларов для субъектов хозяйствования (http://www.smolregiongaz.ru/uslugi-dlya-naseleniya/raschety-za-postavlennyy-gaz/). Иными словами, в Смоленской области максимальная наценка на поставляемый газ – 15-17%.

Беларусь в 2017 году получала газ по 143,6 долларов США за тысячу кубометров, то есть в 1,7 раза дороже, чем в Смоленске (В. Семашко 22.12.2018 утверждал, что дороже в 2,0-2,1 раза — https://news.tut.by/economics/573720.html), но при этом в 1,5 раза дешевле поставляемого в 2017 году российского газа в ЕС. Примечательно то, что о разнице цены газа  для Беларуси и Евросоюза в Минске принято умалчивать.  Но при этом белорусские предприятия получали газ в 2017 году по  270 долларов США за тысячу кубометров (https://www.belrynok.by/2017/01/30/tseny-na-prirodnyj-gaz-dlya-yuridiche…), т.е. белорусская наценка на поставляемый из России самый дешевый в Европе природный газ составила в прошлом году 188% (!). Иными словами, «накрутка» А. Лукашенко на российский газ в 11 раз больше, чем «смоленская».  Оценивая столь откровенный и наглый государственный рэкет, невольно напрашивается вывод о том, что с такими аппетитами белорусского руководства не справится весь «Газпром» со всеми резервами и запасами, да и России всей не хватит…

 

Реплика

Ну и как при таком откровенном жульничестве официального Минска можно  добиться равных условий работы белорусских и российских субъектов хозяйствования? Ведь по идее, даже если «Газпром» будет поставлять в Беларусь газ бесплатно, то и тогда В. Семашко, между прочим, имеющий собственную долю в доходах от перепродажи российского газа, будет лицемерно стонать о «несправедливых» ценах для Беларуси.

Между тем, стоит напомнить,  что реализуя в 2017 году  на белорусском рынке  газ «Газпрома» «семья» и приближенные к А. Лукашенко белорусские олигархи положили  себе в карман от 2,5 до 2,7  млрд. долларов США. За один год… А ведь стоит вспомнить и  российская нефть. Так что есть, за что бороться Владимиру Семашко на московских переговорах.

 

«А нас за что?»

Но на фоне нефтегазовых вопросов между Москвой и Минском проблема открытой  границы между Россией и Беларусью стала приобретать уже какой-то мистический характер.  Между прочим, именно с  вопроса о российском паспортном контроле на российско-белорусской границе и начался новый 2018 год.   Уже 11  января А. Лукашенко публично озаботился тем, что решить пограничные проблемы с Москвой не получается. При этом, как всегда, белорусский президент выразил удивление столь жесткой реакцией Москвы, которая постепенно, но неуклонно усиливает контроль над границей между партнерами по строительству Союзного государства.

 

Реплика

А. Лукашенко представляет из себя типичный вариант политического деятеля, который с одной стороны, считает, что он может вытворять все,  что ему заблагорассудится, но с другой стороны, он настолько уверен в своей безнаказанности, что если рано или поздно сталкивается с ответной реакцией, то просто не понимает, что происходит, искренне удивляясь в формате «А меня за что?».

Между прочим, пока белорусский президент изображает невинность и даже обиду, проблема российско-белорусской границы буквально на наших глазах скатывается в тяжелый «союзный» кризис.

Совершенно понятно, что Москва постепенно и неуклонно закрывает очередную  «опцию» для «союзника», привыкшего извлекать доход из своего транзитного состояния – белорусский пограничный офшор. Вся эта история напоминает политический пинг-понг и кое-что официальному Минску стоит вспомнить.

1. С 2006 года, вместе с разрывом дипломатических отношений между Россией и Грузией, Минск почти мгновенно создал грузинскую «тропу Лукашенко» — транзит граждан Грузии на территорию России. Заодно уже с конца 1990-х годов белорусским «окном» на российско-белорусской границе стали активно пользоваться граждане Евросоюза, следом Польши и стран Прибалтики. Особенно активны были те, кому по тем или иным причинам не хотелось обращаться к российским пограничным властям за российской визой…

2. С 2014 года заработала украинская «тропа Лукашенко» и на территорию России через Беларусь повалила агентура СБУ, ветераны АТО, сторонники и члены «Правого сектора» и т.д.

3.С 2007 года белорусские компетентные органы стали регулярно получать от своих московских коллег официальные письма с просьбой навести на границе порядок, так как Россия, полагаясь на «союзника», не имеет какого-либо контроля на своих западных рубежах. Однако в ответ в столицу России приходили из Минска откровенные отписки за подписью, между прочим, начальника Департамента по гражданству и миграции МВД РБ А. Бегуна. Смысл этих посланий был вполне в духе известной песенки «Все хорошо, прекрасная маркиза…», что понятно —  Минск активно зарабатывал деньги на пограничном транзите в Россию  и больше его ничего не интересовало.

4. Российские власти сделали свои выводы. С  конца 2015 года пока несистемный пограничный паспортный контроль стал постепенно уплотняться.

5.Уже с 2016 года в Минске вдруг обнаружили, что российско-белорусская граница осталась прозрачной только для граждан России и Беларуси. Но ведь деньги А. Лукашенко зарабатывал не на своих нищих гастарбайтерах, а на украинцах, грузинах, поляках, литовцах и т.д., которые потоком едут в Россию по «гостеприимным» белорусским дорогам.

6.Словно в ответ, летом 2016 года Минск объявил, что введет с января 2017 года пятидневный безвиз для граждан 80-ти стран мира. Причем белорусские власти пошли по самому унизительному варианту, характерному для полуколоний, так как, естественно, ни одна из данных 80-ти стран не предоставила Беларуси в ответ собственный безвизовый режим. Желание белорусских властей  превратить Национальный аэропорт Минска  в безвизовый пятый аэропорт Москвы и второй аэропорт Санкт-Петербурга понятно (деньги очень нужны!), но было странно то, что власти Беларуси действительно считали, что они в очередной раз обхитрят этих «пьяниц-москалей».

7.Теперь уже точно в ответ белорусскому руководству Москва в декабре 2016 года объявила о создании на российско-белорусской границе пограничной зоны, в рамках которой был создан заслон для граждан третьих стран, попадающих на территорию России через Беларусь. А. Лукашенко и белорусский МИД под новый 2017 г. устроили традиционную  публичную  истерику, характерную для карманника, пойманного в трамвае с чужим кошельком. Российская стороны такой реакции официального Минска удивилась, так как никаких проблем для граждан непосредственно Беларуси российская пограничная зона не принесла и не могла принести.

8.За весь прошедший год по безвизовому коридору Республику Беларусь посетило всего 80 тыс. иностранных граждан, что соразмерно с однодневной загрузкой аэропорта Шереметьево (Москва). Понятно, что белорусские власти объявили данный провал своей новой победой, но уже с лета 2017 года белорусская сторона стала проявлять интерес к пограничным переговорам с Россией. Понятно, что без России Минск и сама Беларусь никакого реального интереса, к сожалению, для туристов  не представляет.

9.Всю осень в Москве шли переговоры, пока Россия сторона, в очередной раз убедившись, что белорусские коллеги на самом деле просто и деловито требуют отдать российскую западную границу им бессрочную и бесплатную аренду. Иными словами, белорусы желают  сами и по своим расценкам открывали пограничный «шлагбаум» и решать кого пропускать в Россию. Причем, что особо поразило москвичей, представители Минска были абсолютно уверены, что ключи от российской границы должны быть у А. Лукашенко  по умолчанию, а если вернее, то по какому-то неведомому праву белорусов, как особо избранной нации… Понятно, что обстановка на переговорах к концу 2017 г. была очень напряженная.

10. В декабре 2017 года российская сторона, учитывая фактический провал переговорного процесса,  была вынуждена пригрозить, что если Минск и дальше будет заниматься пограничным мародерством, то в апреле 2018 года Россия в одностороннем порядке введет полноценные пограничные посты, что, по сути, будет означать создание реальной границы между Россией и Беларусью. Напомним, что в 2018 году РФ принимает на своей территории чемпионат мира по футболу и Москва не может смириться с «дырой» на своей западной границе.

11.Ответная реакция Минска была прогнозируема. По принципу «сделаем на зло», министр иностранных дел РБ В. Макей стал угрожать Москве продлением безвиза для граждан 80-ти стран до месяца и даже больше.

И вот 11 января 2018 г. А. Лукашенко  вновь удивлялся тому, что «рациональные и вполне объяснимые действия Беларуси в части либерализации визового режима для иностранцев вызывают настороженность партнера по Союзному государству» (http://m.belta.by/president/view/nelzja-zakryvatsja-drug-ot-druga-lukashenko-o-vazhnosti-snjatija-raznoglasij-s-rossiej-v-pogranichnoj-283968-2018/?utm_source=belta&utm_medium=news&utm_campaign=accent).

Но А. Лукашенко не был бы сам собой, если бы не изображал из себя ничего не понимающего деятеля: «Это не нормально, когда между двумя братскими государствами и народами снова восстанавливается граница, которую мы с таким трудом снимали больше 20 лет назад. Не знаю, кому это надо» (там же).

Стоит на последнюю фразу белорусского президента обратить особое внимание. Дело в том, что даже если в апреле 2018 года Россия выставит на российско-белорусской границе постоянные стационарные пограничные посты, то они никак не отразятся на взаимных поездках белорусов и россиян. Никто визы между Беларусью и Россией не вводил. Понимает это белорусский президент? Наверное, понимает. А если так, то, что так волнует А. Лукашенко? О какой границе «между двумя нашими братскими государствами и народами» он говорит? На самом  деле граница появляется для граждан «третьих стран» и это как раз и не устраивает А. Лукашенко так как если переговоры ни к чему не приведут, то через 2,5 месяца белорусский пограничный офшор закроется, а с ним вместе и очередная «кормушка» белорусского правящего режима за счет России.

 

Интрига

Во всей этой уже многолетней истории о российско-белорусской границе есть одна очень любопытная загадка. Дело в том, что почти одновременно с началом российско-белорусских переговоров  в белорусских государственных СМИ стали регулярно появляться очень оптимистичные статьи, в которых авторы  очень настойчиво кого-то неведомого обнадеживали, обещая, что буквально к концу осени, затем к концу 2017 года договоренности с Москвой по пограничному режиму будут достигнуты. Иными словами, при ознакомлении с данными материалами возникало ощущение, что официальный Минск словно кого-то, очень заинтересованного в сохранении белорусской транзитной «дыры» на российской границе, успокаивал и обещал, что очень скоро Москва «сдатся» и откроет свою границу настежь.

Причем эти обещали  стали сыпаться и в январе уже наступившего. К примеру, уже на следующий день после выступления А. Лукашенко по пограничной проблеме, 12 января в медиапространстве Беларуси появилась очередная статья, обещающая взломать российскую границу в ближайшее время — https://www.sb.by/articles/v-blizhayshee-vremya-budut-prodolzheny-peregovory-s-rossiyskoy-storonoy-po-proektu-soglasheniya-o-vz.html.

Невольно возникает целый букет вопрос: на кого работает Минск, чьи интересы отстаивает, от кого взял аванс на очередную «тропу Лукашенко» в Россию, кого успокаивает и обнадеживает? Украину, Северную Африку, разбитый ИГИЛ, который  рвется на север пока в основном через Афганистан?  У кого А. Лукашенко взял деньги?  Рано или поздно, но обязательно узнаем…

А. Суздальцев. Москва, 14.01.2018

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here