За яркой новогодне-рождественской пляской, приправленной президентскими выборами и прочими информационными «подарками» в начале года, будто как раз для нашей власти подготовленными, незаметно проходит факт завершения таки формирования парламентской коалиции в Германии, и формирования правительства большинства, разумеется, во главе с канцлером ФРГ, главой ХДС/ХСС фрау Меркель.

Почему это, собственно, нас, выбравшихся, наконец, из-под новогодней елки с салатами, должно волновать? А вот почему. Печально ведь признавать, что «похороненная», проигравшая на выборах Ангела Меркель, отделавшись мелкими уступками социал-демократам (СДПГ), никак не повлиявшими на уровень доверия к ней и на систему управления в стране, получившая удобную для размахивания перед носом Трампа ультра-правую оппозицию, продолжит вполне себе антироссийский курс, не сулящий нам восстановление отношений ни с Германией, ни с Евросоюзом в целом.

Третьи посткрымские выборы Запада («о которых так долго говорили большевики») коту под хвост. Тьфу!

Ставка на «Альтернативу для Германии», развал немецкой коалиции, возможные перевыборы с непредсказуемым результатом, мощную, децентрализующую Евросоюз оппозицию, не сыграла. Можно, конечно, говорить что «их время придёт», но факт в том, что Германия с их фрау, которая учла и поправила собственные мультикультурные ошибки, ближайшую пятилетку проведёт без современной России. И первым маркером этих отношений будет решение по «Северному потоку-2».

Смотрите, как проходили и как виделись эти посткрымские выборы на Западе московскими государственными глазами:

Сначала была парламентская радость с легким привкусом брюта от победы «нашего» Трампа, которая за год превратилась в «зону турбулентности» — от «переобувания» наших  демагогов-парламентариев до предоставления Украине ПТРК Javelin и признания законом Украины России в качестве врага-агрессора, с последующими критичными санкционными и репутационными издержками.

Потом наш МИД, играя с открытою душою и горячим сердцем с Марин Ле Пен и ее «Национальным Фронтом», демонстрировал свое уверенное согласие и на фаворита в французской президентской гонке — Франсуа Фийона. Так явно и читаемо со стороны это выглядело, что «западная закулиса» решила не рисковать будущим FREXIT, и предложила французам во втором туре молодую кровь Макрона во имя укрепления ЕС.

Во втором туре напугавшая всех наша дамская дезавуированная ставка набрала в два раза меньше Эммануэля. А сам Макрон ровно через неделю после встречи с Путиным, элегантно выстроившим ход беседы, основываясь на общем историческим прошлом — дочери русского князя Ярослава — общаясь уже с Порошенко, назвал эту самую княгиню Анну Ярославну, важнейшей фигурой, которая сыграла важную роль в истории отношений Парижа и Киева!!!

По Крыму и «Минску-2» говорить с молодым человеком тоже не о чем. Да и с нашим RT они не особо любезничали во время своей кампании. Опять не на того поставили?

Мигранты, мультикультурализм Меркель, усталость от ее трех сроков на посту канцлера, «стонущий бизнес Германии» от анти-российских санкций, которые поддерживает нынешняя немецкая власть — все это активно циркулировало в наших медиа. И вот выборы выигрывает Меркель, но результаты других партий позволяют  рассчитывать на благоприятную для нас конфигурацию, играя на их противоречиях, а порой и рассчитывая на их лояльность к нам (АдГ — 3 место).

Четыре месяца кряду мы говорим о параличе федеральной власти в Германии, излучаем хладнокровие и уверенность в своих действиях. И на очередное НАШЕ: «Ахтунг! Я еще на спортивных кубках гравировал имена чемпионов», фрау Меркель отвечает: «Гравировать имена победителей — работа, требующая самоотречения. Один завоевывает кубки, другой гравирует на них его имя!»

США, Франция, Германия. Ну что, товарищ Лавров, как теперь работать, и чего ждать от людей, которые знают, что вы откровенно ставили на других без подстраховки?

Лидер движения «Новая Россия», директор Института актуальной экономики Никита Исаев.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here