Проблема с отсутствием всякого интереса к выборам президента РФ кажется уже общеизвестной. Агитация за то, чтобы люди просто пришли на участки и обеспечили избирательному процессу видимость легитимности подчас более интенсивна и напориста, чем агитация за кандидатов всех вместе взятых.
Связано это по большей части с тем, что народ просто не хочет выбирать Путина, а не выбрать его никакой возможности власти Российской Федерации просто не предоставляют. Команда альтернативных кандидатов, поставленная на подтанцовке у Владимира Владимировича, настолько бесперспективна, что нет необходимости обсуждать каждого из них отдельно.

Более того, компьютерные мультики про Оружие Судного Дня пробудили и без того достаточный электорат Путина, которому близки слоганы «Можем повторить», «Радиоактивный пепел», и вот весь этот урапатриотический угар ,основанный на примитивных эмоциях, далеких от реальной аналитики и прогнозирования. Эти люди пойдут, и выберут Владимира Владимировича еще на 6 лет.

Что-же остается тем людям, которым вместо мультиков и глупого популизма нужна сильная Россия, в которой русский человек не ощущал бы себя вымирающей архаикой? Что остается патриотам, которые готовы не только размахивать казенными триколорами, накатив предварительно символического напитка, но и сражаться за Русскую Цивилизацию в окопах, жертвуя кровью и жизнью? Им не остается ничего, кроме постоянной политической фрустрации и ощущения перманентного глумления со стороны власти. Таких людей в России, безусловно не большинство, но если в этом мире пассионарность и национальные интересы имеют хотя бы какое-нибудь значение, именно на эту фракцию стоило бы опираться действующей власти, проводить политику именно в её интересах.

Между тем, представители «системного патриотизма», выступающие за Путина или, как один из вариантов, за Грудинина, обвиняют подобную оппозицию в расшатывании обстановки, в сеянии смуты и, в конечном итоге в работе на внешних врагов России. И вот именно этот тезис я хотел бы разобрать и разбить в данной статье, затронув проблематику восприятия Путина теми, кто никогда не будет голосовать, но отдаст жизнь за Россию и интересы русского народа.

Я сейчас не буду затрагивать видение крайне маргинального поля, утопающего в конспирологии и теориях заговора, и считающего Путина рептилоидом, распивающим кровь младенцев. Взгляды подобной публики должны представлять интерес не для политолога, а скорее для экспертов из области психиатрии.

Важнее понять, кто такой мистер Путин в представлении адекватного русского националиста. Владимир Владимирович представляет собой одну из центральных фигур реального политикума. Это определенная сила, обладающая прежде всего развитым репрессивным аппаратом, силовыми структурами, и соответственно определяющая правила игры на территории России. Интересы этой силы, с точки зрения русского национализма, не вполне согласуются с интересами русского народа. И здесь стоило бы обратить внимание на степень «не вполне», которую мы раскроем чуть ниже.

Открытое противодействие режиму, которое могли бы оказать националисты в России, неминуемо приведет к совершенной зачистке национального движения, которое в данный момент не обладает ни базой, ни средствами, что бы вернуть Россию к её традиционной исторической парадигме. С другой стороны, это противодействие неминуемо обернется силовыми столкновениями и потрясениями, всегда трагичными для обывателей, возможно даже жертвами среди них. Однако судьба обывателей, сколь бы они ни были примитивны и несознательны, не может не волновать русского националиста, чем он, кстати, выгодно отличается от красных революционеров, которых, как известно, судьба обывателей и физическое сохранение народа не волновало никогда.

Вторым фактором, влияющим на оценку персоны Владимира Владимировича и построения взаимоотношений с его режимом, является то обстоятельство, что на сегодняшний день ему противостоят силы гораздо более гибельные и откровенно враждебные по отношению к русскому народу. Они были бы заинтересованы в том, что бы русские националисты приняли участие в общей смуте, в некоем майдане, который помог бы сменить режим Путина на прямое западно-либеральное правление. Ровно по украинскому сценарию. В таком случае судьба националистов ничем не отличалась бы от поистине жалкой судьбы украинских орков, чьи добровольческие батальоны ныне пребывают в положении отработанного материала, сиречь политического компоста.

Крайностью было бы считать, что Владимир Владимирович совершенно тождественен западно-либеральной силе, и проводит политику уничтожения русского народа с той осознанностью и целеустремленностью, с какой это будут делать, при возможности, его западные партнеры. Возможно, я сделаю неожиданное для самого себя утверждение, но нам необходимо признать, что Путин обладает своеобразным извращенным чувством патриотизма, которое свойственно и его электорату.

Весь этот угар, который мы наблюдаем на пропутинских митингах, базируется на врожденном стайном инстинкте, который не покидает человека даже тогда, когда он совершенно лишен политической грамотности и низведен до скотского уровня бытия. Это ощущение, собственно, позволяет животным сбиваться в стаи и защищать свой ареал обитания. Оно же веками мотивировало люмпенов и простолюдинов выходить на битвы за свои флаги, только по той причине, что им противостояли люди с другими флагами, не вдаваясь при этом ни в какие перипетии политических взаимоотношений сюзеренов. Это же чувство, в чистейшей и примитивнейшей форме, двигает друг против друга «фирмы» футбольных фанатов. Синие на протяжении всей истории били красных, и наоборот.

Можно с уверенностью сказать, что Путину не чуждо чувство того, что он красный, а его западные партнеры синие. Он, как и последний маргинал из числа его последователей, имеет одинаковое с ним представление о своей «российской идентичности». Путин слушает Любэ и Цыганову, напившись Путин завывает «ой мороз» или «Коня», и вероятнее всего, под определенным градусом начинает обнимать берёзку. Он слишком умён, что бы верить в превосходство своих «армат» и «авангардов», но опять же, до определенного градуса, потому как в глубине души имеет иррациональное ощущение того, что как-нибудь «сможет повторить». Именно на этом уровне Владимир Владимирович и патриотичен.

Но, как мы знаем, такой лубочный патриотизм совершенно не достаточен для того, что бы осознавать и отстаивать подлинные интересы русского народа. Более того, он как раз  и ведет к его исчезновению, лишая его внутренних сил, резистентности, низводя его идентичность до фольклорной клюквы, и растворяя его, в конечном итоге, в плавильном котле «российской политической нации».  Поэтому, желая того или нет, но Путин со всем своим патриотизмом наносит русской нации очевидный ущерб.

Более того, так же как заведующий складом прапорщик, будучи таким же сермяжным патриотом, как и его главнокомандующий, позволяет себе приторговывать казенной тушенкой и шинелями, не видя за собой особого греха,  так же и Путин позволяет себе торговаться с западными партнерами, пытаясь поймать баланс между личным гешефтом и патриотизмом. Только если махинации прапорщика остаются, как правило, прикровенными, то эквилибристика Путина очевидна, и еще более потому, что крайне неудачна. Сколько бы он ни пытался выторговать у западных партнеров хотя бы немного лояльности, держа в подвешенном состоянии Донбасс и поддерживая украину, его раз за разом унижали, и уже унизили настолько сильно, что ему, в конце-концов, пришлось показывать угрожающий трейлер про «Авангард».

Для любого более менее адекватного политолога давно очевидно, что стратегия миролюбия и попытки примирения, это тупиковая, совершенно бесперспективная политическая парадигма в отношениях с западом. Запад давно и планомерно ведет на Россию достаточно агрессивное наступление, которое может закончиться либо нашей капитуляцией, либо нашим не менее агрессивным ответом. И то, как долго Путин шел к употреблению пусть наивных, но хотя бы угроз, уже заставляло задуматься о его адекватности и умственной полноценности. Теперь же  появляется надежда, что и до Путина, наконец, доходит, что никто с ним торговать не собирается. Его собираются грабить, быть может даже сажать в тюрьму, а то и вовсе расстреливать.

В такой ситуации, мы можем прогнозировать, что западно-либеральные силы вскоре перейдут к активным действиям по дестабилизации путинского режима. И при благоприятном стечении обстоятельств, даже вороватый прапорщик, привыкший торговать казенным имуществом, может вдруг осознать, что если не начать защищать Родину, то никто не защитит его самого. Нуждаясь в поддержке сильных и способных дать отпор русских людей, загнанный в угол Путин может внезапно снять печати с национально-освободительной тематики. Ведь его не спасут ни массы подвыпивших митингующих, ни молодежные активисты, ни задобренные чеченцы, ни вся та масса электората, которая совсем скоро забьет урны бюллетенями в его поддержку. И вот именно тогда, судорожно вспоминая, что быть русским это нечто гораздо более серьезное, чем березки, водка и блины, Путин может вдруг осознать, что существует еще и великая русская нация, без поддержки которой ему просто конец.

Подводя итог вышесказанному, можно констатировать, что русские националисты смотрят на Путина как на недалекого и убогого в своем примитивном патриотизме вороватого прапорщика. Нанося безусловный ущерб Родине, этот прапорщик внутренне не является её врагом, а значит, при определенных, опасных для него условиях, вполне может оказаться её защитником.

Павел Шульженок. Специально для Polit-Science.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here