Животные — часть естественного закона, они имеют свои права, потому что они разумны.
Жан-Жак Руссо, 1754 год

С января тянется новость об убийствах животных к Чемпионату мира по футболу (которые, на секунду, начались еще в сентябре 2017го), но, как и всегда, она не приобретает большого резонанса до тех пор, пока трупы не заполнят улицы. Граждане нашей суровой страны, как правило, озабоченные вопросами собственного выживания, больше задаются сложнейшим вопросом, какие пиво и чипсы выбрать к вечернему просмотру зомбоящика.

Меня всю жизнь коробило от отношения к домашнему питомцу как к игрушке, способной лишь развлекать твоих детишек или подружек, пока ты пилишь ногти/играешь в танки. Уже одно то, что наши животные не защищены на законодательном уровне, зато вот налоги на них собираются ввести, говорит о многом. Но то, что происходит сейчас — это просто апогей жестокости и лицемерия. И кажется, вот же, совсем недавно отгремело дело о хабаровских живодерках, мы все дружно возмущались у экранов телевизоров, мол, откуда только берутся такие. В декабре вообще подняли вопрос об ответственности за жестокое обращение с животными. Так в какой момент живодерство в нашей стране стало законным?

Зато не как в поганой Европе, да. Тут-то мы их наконец обогнали. Ладно, дело даже не столько в равнодушной реакции людей, сколько в масштабе, господа. В нашей стране (да, сейчас я повторю все то, что кричит вам оппозиция), где люди живут на зарплату в 6 тысяч рублей, где за пределами города жизнеобеспечение и инфраструктуры по волшебству исчезают, на те же волшебные деньги, которых всегда нет, строятся стадионы и особняки. А денег и времени на милосердное облагораживание городов, как и всегда, нет.

Просто вдумайтесь, на сайте госзакупок на это создали тендеры. Это уже не просто глупая жестокость, это организованное массовое убийство. Не ради выживания, не ради еды — ради футбола! Ради мифической «планки», которую мы якобы должны держать.

Лавры 2014 года, видимо, не дают покоя радетелям за чистоту и порядок, тем более, что плата поднялась от 500 до 6000 рублей. Я даже не буду говорить о том, насколько это наглая схема отмыва денег, скажу лишь, что однажды мне пришлось взять на себя усыпление несчастной кошки, которую переехала машина, и в рядовой клинике это обошлось в 2000. Четырех тысяч уже вполне хватит на отлов и стерилизацию. А вообще, зачем кого-то ловить и усыплять, можно же просто отравы во дворах раскидать, верно? А дальше что, начнем утилизировать бомжей?

В США и Европе существует уже отлаженный алгоритм решения проблемы бездомных животных, и да, иногда дело решается эвтаназией. Это делается для того, чтобы обеспечить пропускную способность приютов. И представьте, русские волонтеры спасают животных, перевозя их через границу. Спасают собак из Китая, приговоренных к участи блюда на стол. И как же дико выглядит по сравнению с этим решение забить всех собак к чемпионату! Поистине — «Широка страна моя родная…».

Возможно кому-нибудь покажется, что я просто толкаю пафосную речь, на манер «Доколе, Катилина…», но это не так. Поймите, пока мы относимся к животным как материалу, к детям лишь как к продолжению себя, пока человек на госслужбе не прекратит думать только о том, как получше распилить деньги из бюджета, мы так и останемся страной третьего мира. Можно сколько угодно ругать президента, депутатов, вообще страну и народ, но по сути мы сами сидим в луже, не желая из нее вылезать. Мы готовы утонуть в этой луже, но зато показать Западу и всем остальным. Не важно, что показать.

Вы учите этой жестокости своих детей, а они научат своих.

Мария Недашковская

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here