850, 543 или 284 млрд долларов? А может быть, целый триллион? Все это — предполагаемые суммы, которые обсуждаются в Польше в качестве возможных репараций от Германии за Вторую мировую войну. Какая из этих цифр более близка к реальной и почему в последнее время запросы Варшавы к Берлину снижаются?

Германия должна Польше уже только 543 млрд долларов, заявил глава комиссии сейма по репарациям Польши Аркадиуш Мулярчик. Он заявил, что в 1990 году сумма репараций составляла 284 млрд долларов, но с учетом инфляции и роста покупательной способности доллара к прошлому году сумма увеличилась до 543 млрд долларов, пишет издание Dziennik.

По словам Мулярчика, за годы войны от действий немцев пострадали 13 млн 315 тысяч поляков. Добавим, что, по официальным данным, за 1939-1945 годы погибло от 5,6 до 5,8 миллионов польских граждан разной национальности.

Первой денег от Берлина потребовала в августе прошлого года тогдашняя глава польского правительства Беата Шидло, правда, она не называла конкретных цифр. Через месяц в парламенте Польши и была создана комиссия Мулярчика. Тогда, в августе, бюро анализа сейма называло во много раз меньшую сумму претензий – 48,8 млрд долларов. Сумма этого бюро выглядела, по крайней мере, логично. Как писала «Лента.ру», эксперты этого бюро оценили «целенаправленное и организованное истребление населения, а также принудительные работы и намеренное уничтожение имущества» в 258 млрд довоенных злотых, по курсу 1 доллар за 5,3 злотого.

Подсчеты ущерба от войны ведутся в Польше давно. Сумма, указанная в данных бюро сейма, совпадает с суммой ущерба, нанесенного одному только городу – Варшаве. Так, еще в 2004 году комиссия, созданная тогдашним мэром Варшавы, будущим президентом Лехом Качиньским, решила, что во время войны одна только польская столица понесла убытки в 45 млрд долларов. В эту сумму, по мнению экспертов мэрии, входила стоимость разрушенных зданий.

Однако то, с какой скоростью польские политики меняют свои претензии, сбивает с толку. Всего три недели назад тот же Мулярчик требовал совершенно иную сумму – в 850 млрд долларов. «Мы говорим об огромных, но оправданных суммах за разрушенные города и деревни, экономику и промышленность. За потерянный демографический потенциал нашей страны», ­­­– говорил Мулярчик изданию «Речь Посполита».

Впрочем, он никак не конкретизировал, из чего сложилась та сумма. Как подозревают эксперты, Мулярчик имеет в виду, прежде всего, компенсации частным лицам, пострадавшим во время войны и их потомкам. «284 млрд долларов в 1990 году – это сумма частных претензий от польских граждан», – сказал газете ВЗГЛЯД президент Европейского центра геополитического анализа Мартин Домогала. Однако поскольку калькуляция не опубликована, это лишь догадки, признает эксперт.

Путаница усиливается, если вспомнить, что министр иностранных дел Витольд Ващиковский в сентябре называл уже четвертую цифру, причем астрономическую. Выступая в эфире радиостанции RMF, министр потребовал от Германии уже ни много ни мало 1 трлн долларов репараций. Возникает впечатление, что польские власти даже не пытаются выглядеть серьезной стороной на переговорах с Берлином в этом вопросе.

«Игра этими цифрами, жонглирование миллиардами имеет смысл только с точки зрения пропаганды. Политики позиционируют себя несгибаемыми борцами за польские интересы, мол, никакая Германия не сломит их боевой дух», – пояснил газете ВЗГЛЯД эксперт-полонист Станислав Стремидловский. Он также отметил, что Мулярчику нужно как-то показать, что комиссия не зря свой хлеб ест.

«Поляки болезненно реагируют на деятельность политиков, если она явно не имеет смысла. Например, деятельность подкомиссии бывшего министра обороны Мачеревича по смоленской катастрофе постоянно сопровождалась в прессе вопросами, сколько эти люди получают и за что им платят. Думаю, то же самое будет и с комиссией Мулярчика. Ему нужно показать графики, представить арифметические формулы, мнения экономистов, архивные документы. Чем толще папка, тем проще Мулярчику оправдаться перед обществом», – подчеркнул он.

Стремидловский напомнил, что тема репараций – один из излюбленных коньков партии «Право и справедливость» Ярослава Качиньского, а также лично Мулярчика. «Когда сразу после своего назначения в январе новый министр иностранных дел Яцек Чапутович поехал в Берлин, он там неосторожно бросил, что эта тема закрыта. Мулярчик был одним из тех, кто сразу потребовал от министра извинений и опровержений, в партии очень многие обливали несчастного Чапутовича грязью. Даже сам Качиньский вынужден был выступить и поправить министра», – рассказал эксперт.

«Сомневаюсь, что  Германия заплатит хотя бы евро. Берлин считает, что все претензии давно урегулированы и он Польше ничего не должен», – подчеркнул он.

Как известно, Берлин еще прошлым летом, едва Варшава подняла эту тему, возразил, что у поляков нет правовых оснований для претензий. Еще в 50-е годы власти ГДР и ПНР заключили договор, согласно которому тема репараций закрыта.

Бывший глава международного комитета сейма, политолог Тадеуш Ивиньский полагает, что власти решили резко снизить размер претензий, чтобы в целом смягчить тон в диалоге с Берлином и Брюсселем. Осенью, напомнил он, правительство Беаты Шидло ушла в отставку, а новый кабинет пытается примириться с западными партнерами. В частности, страну угрожают лишить дотаций и права голоса в Евросовете.

«Правое правительство открыло слишком много фронтов с соседними странами. Видимо, пришло к понимаю, что пора бы сделать шаг назад. Возможно, этим и можно объяснить решение уменьшить сумму польских требований к Германии», – предположил в интервью газете ВЗГЛЯД бывший депутат.

«Я присутствовал с делегациями парламентариев в бундестаге, говорил со многими немецкими политиками, – никто официально это не воспринимает.

Немцы эту тему воспринимают как своего рода открытие ящика Пандоры»,

– сказал политолог.

Стремидловский напомнил, что существует еще и коллизия, связанная с взаимным признанием общей границы ФРГ и Польши. Как известно, вся территория нынешней западной Польши до войны была восточной частью Германией, в частности такие крупные города, как Щецин (Штеттин) или Вроцлав (Бреслау). «В случае если поляки начнут уж очень сильно доставать, Германии ничего не мешает поставить в ответ вопрос общей границы на повестку», – отметил он.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here